Церковно-медицинский журнал

Репродуктивная свобода человека и Божественный Промысл

Автор:Протоиерей Игорь Аксёнов
13 Ноября 2015

Позиция Русской Православной Церкви в отношении практики применения экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и суррогатного материнства выражена в Основах социальной концепции РПЦ (XII.4) [1] и Синодальном определении «О крещении младенцев, родившихся при помощи “суррогатной матери”» [2]. Этой позиции часто противопоставляется тот аргумент, что если определенная часть людей рождается с помощью ЭКО и суррогатного материнства, то значит им Самим Богом предопределено от вечности появиться в этот мир именно таким образом, а значит и в самом экстракорпоральном оплодотворении и суррогатном материнстве нет ничего предосудительного.

Часто этот аргумент звучит еще в более общем виде: если с помощью вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), таких как искусственная инсеминация, экстракорпоральное оплодотворение, суррогатное материнство, клонирование начинается жизнь, то это означает, что Бог, дающий жизнь, благословляет и соответствующие биомедицинские технологии, приводящие к ее возникновению. Такая позиция, кстати, присуща не только светским апологетам ВРТ, но и, в частности, Исламу, отношение которого к ВРТ было подробно рассмотрено в статье «Отношение к современным вспомогательным репродуктивным технологиям в Исламе» [3].

В этой статье приводится информация о том, что на заседании Исламской Академии фикха (The Islamic Fiqh Academy) в 1997 г., в котором приняли участие 125 представителей со всех частей исламского мира, было достигнуто согласие, что клонирование не противоречит вероучению Ислама. В аргументации такого решения лежит характерная для Ислама вера в абсолютную предопределенность судеб всех творений и всего, что должно произойти до Судного Дня [4], потому что в мире происходит только то, что пожелал Аллах, а то, что Он не пожелал, произойти и не может: «Аллах является Творцом вселенной, но Он установил систему причин и следствий в этом мире. Посев семян в землю является причиной, но только Аллах производит результат от него в виде растений. Точно так же клонирование является причиной, но только через волю Аллаха оно может быть успешным. Подобно тому, как человек, сеющий семя, не является создателем растения, которое вырастет, так же и специалист, осуществляющий клонирование, не является создателем животного, полученного в его результате. Только Аллах является Творцом и все творение существует только по Его Воле» [5].

Прежде чем начинать полемику с подобного рода аргументами, необходимо еще раз ясно подчеркнуть ту принципиальную разницу, существующую в отношении к вспомогательным репродуктивным технологиям как таковым, от отношения к тем, кто пришел в этот мир с их помощью, к которым у нас должно быть во всем предпочтение любви. Но это не значит, что мы не должны иметь рассуждения о самих вспомогательных репродуктивных технология, которые позволяют «давать» жизнь не только в тех случаях, где естественным путем она возникнуть не может, но и теми способами, которые человеку, как биологическому виду, не присущи. И поскольку человек измеряется не только жизнью своего тела и этим веком, а вопросы жизни и смерти непосредственно относятся к области Промысла Божия о человеке в перспективе его вечной жизни, постольку становится актуальным и рассмотрение этих вопросов не только с позиций современной науки, но и богословское осмысление этих вопросов.

Сотворение Адама. Часть рельефа портала церкви
Сан-Петронио
в Болонье. 1425–1438.
Скульптор Якопо делла Кверча

Действительно, Бог обладает вечным ведением всего существующего: «Ведомы Богу от вечности все дела Его» (Деян. 15, 18). Прп. Иоанн Дамаскин говорит: «Бог созерцал «вся прежде бытия их» (Дан. 13, 42) от века замыслив, и каждое в отдельности происходит в предопределенное время согласно с Его вечною, соединенное с волею, мыслью, которая есть предопределение, и образ, и план» [6]. «Эти образы и прообразы предстоящих вещей, — пишет, ссылаясь на прп. Иоанна Дамаскина, прот. Георгий Флоровский, — есть «предвечный и неизменный совет» Божий, в котором «начертано все, предопределенное Богом и неукоснительно совершающееся, прежде его бытия». Этот «совет» Божий вечен и непреложен, предвечен и безначален, ибо неизменно все Божественное» [7].

Прообразы же, как пишет св. Дионисий Ареопагит, «суть сущетворные основания, совокупно предсуществующие в Боге, что богословие называет «предопределениями», и божественные и благие изволения, определительные и творческие для всего существующего, согласно которым Сверхсущий и предопределил, и произвел все сущее» (цит. по [7])].

Учение о предвечном Божественном замысле, в соответствии с которым мир творится, было всесторонне рассмотрено прп. Максимом Исповедником. Опираясь на пролог Евангелия от Иоанна, прп. Максим понимал Божественное Слово, через Которое «все… начало быть, и без Которого ничто не начало быть, что начало быть» (Иоан. 1, 3), как предсуществующий принцип, в котором от века содержится все многообразие тварного мира.

«Ибо имея логосы творений пребывающими (в Себе) прежде веков, Он, по благому (Своему) волению, сообразную им тварь, видимую же и невидимую, произвел из небытия  словом и мудростью, в должные времена сотворив и творя как все вообще, так и каждое по-отдельности. Ибо мы веруем, что логос предшествует творению ангелов; логос — творению каждой из наполняющих горний мир сил и сущностей; логос человеков; логос всего, что приемлет от Бога бытие… Итак, каждое из умных и словесных (существ), то есть ангелов и человеков посредством самого того, по которому оно было создано, логоса, сущего в Боге и «к Богу» (Иоан. 1, 1), есть и называется частицей Божества, по причине своего предсуществующего в Боге, как уже было сказано, логоса» [8].

Но это предсуществование, как пишет прот. Иоанн Мейендорф, «не следует путать с предопределением, потому что сотворение мира не было обязательным событием. Бог сотворил мир свободным движением воли, вследствие чего в творении также существует свобода движения» [9]. Поэтому человек, обладающий свободной волей, может вступить в противоречие с благим Замыслом о каждом из нас, как о том далее и пишет в Амбигвах к Иоанну прп. Максим Исповедник: «А который, будучи частицей Бога ради находящегося в нем логоса добродетели и оставив по вышеуказанной причине свое начало, неразумно движется по направлению к небытию, справедливо называется истекшим свыше, как подвигшийся не к собственному началу и причине, по которой, и ради которой, и в связи с которой он пришел в бытие, и находится в безостановочном кружении и страшном беспорядке  по душе и телу, добровольным течением к худшему, причиняя себе неудачу в отношении этой непрелестной и неизменной причины. От того и говорится в точном смысле слова «истекать», что хотя и имел таковой бесспорно зависящую от него самого власть соделывать основания своей души в Боге, но добровольно променял  лучшее и сущее на худшее и несущее» [8].

Протоиерей Георгий Флоровский в своей статье «Тварь и тварность» размышляя о предвечном Божием замысле о мире, замечает, что «его нужно отличать от самого мира. Божественная идея твари не есть тварь, не есть субстанция твари, не есть носитель мирового процесса, и «переход» от «замысла» (ἐννόημα) к «деянию» (ἔργον) не есть процесс в Божественной идее, но — возникновение, созидание и новополагание реального внебожественного субстрата, множественности тварных субъектов. Божественная идея остается неизменяемой и неизменной. Она остается всегда вне тварного мира, трансцендентна ему. Мир творится по идее, согласно прообразу, — есть его осуществление; но не этот прообраз есть субъект становления. Прообраз есть норма и задание, положенное в Боге. А задание обращено к другому, вне Бога. Это различие и расстояние не снимается никогда. И потому вечность прообраза, непреложного и никогда не вовлекаемого во временную смену, совмещается с временной начальностью и становлением носителей предвечных определений… В творении изводится из несущих новая реальность, которая становится носителем Божественной идеи, и осуществить ее должна в своем собственном становлении» [7].

Прп. Максим Исповедник это различие выразил категориальной парой «логос — тропос». «Одно — логос бытия, а другое — тропос того, как оно существует» [10]. Таким образом, под «тропосом» прп. Максим подразумевал способ или образ осуществления бытия.

Я. В. Ярушинский (архим. Нектарий) в своих примечаниях к переводу Амбигвы даже высказывает такое утверждение, что «тропос, будучи конкретным способом осуществления бытия, соотносится с ипостасью. Тварный мир существует в соответствии с Божественным смыслом, или замыслом, — логосом, но образ его существования может не соответствовать замыслу. Так, в человеке образ Божий — логос, а подобие — тропос, приведенный в согласие с логосом» [11].

Прп. Максим Исповедник, описывая всю совокупность отношений Божия Промысла к творению, говорит, что «помимо воли Промысла Божия не происходит ничего, но все происходит либо по благоволению, либо по домостроительству, либо по попущению» [12]. Подобную мысль высказывает и прп. Ефрем Сирин, который различие между тремя видами Божия Промысла понимает следующим образом: ««по благоволению» соответствует добродетельной жизни, угодной Богу; «по домостроительству» — ситуации, когда мы впадаем в ошибки и прегрешения и бываем вразумляемы; «по попущению» — когда, будучи вразумляемы, все равно не обращаемся» (цит. по [13]).

Если у родителей алкоголиков родился ребенок с врожденной патологией, разве Бог является виновником его страданий, а не родители, которые предались греху неумеренного винопития и нарушали биологические законы здорового развития своего организма, ибо «грех и есть беззаконие» (1 Иоан. 3, 4)?

Разве возможно сказать, что Бог предопределил Каину родиться с такими воспаленными страстями зависти, ненависти и страха, что он сделался первым братоубийцей?

Или Бог предопределил родиться Иуде предателем и вором? А потом принял его в число Своих Учеников, зная, что он предаст Его, а затем еще и сказал ему, что «лучше было бы ему не родиться» (Матф. 26, 24), когда Сам, получается, предопределил ему родиться таким? Если мы будем так думать, то встанем на точку зрения того гностического автора, который написал евангелие от Иуды, в котором оправдывается его предательство необходимостью кому-то предать Господа.

Но Церковь так никогда не учила. В Послании Восточных Патриархов о Православной вере Учение Церкви о Боге, как Промыслителе выражено так: «веруем, что все существующее, видимое, и невидимое, управляется Божественным Промыслом; впрочем зло, как зло, Бог только предвидит и попускает, но не промышляет о нем, так как Он и не сотворил его. А произошедшее уже зло направляется к чему-либо полезному верховною Благостью, которая сама не творит зла, а только направляет оное к лучшему, сколько это возможно» (чл. 5).

Поэтому не Бог предопределил родиться ребенку больным в семье алкоголиков, но Бог, давший человеку благословением плодиться и размножаться (Быт. 1, 28) силу и способность к чадородию, уступает перед Им же дарованной человеку, вместе со Своим образом свободной волей, и попускает начаться жизни отягощенной врожденной патологией.

Точно так же не Бог предопределил родиться Каину отягощенным страстями, приведшими его к братоубийству, а грех Адама и Евы, которые, возжелав быть богами без Бога и против Бога, уже совершили богоубийство (ибо, понятно, что двух Богов быть не может), которое и осуществили их потомки в Пришествие Христово. Бог же, Который «не хочет смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез. 33, 11), увещевал Каина, говоря: «...если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4, 7).

Также не Бог предопределил родиться Иуде предателем, чтобы предать Его, а грех предательства первых людей по отношению к Богу, многократным эхом повторяясь в последующих поколениях, отобразился и в Иуде, который сам уже позволил вырасти в себе предателю Христову. Господь же, многократно предупреждая его, не хотел его погибели, хотя «от начала знал... кто предаст Его» (Иоан. 6, 64).

Тот факт, что Бог ведает все доброе и худое, чему предстоит произойти, не означает, что Бог предопределяет линию поведения сотворенных по Его образу свободных и разумных существ. Как о том говорит и прп. Макарий Египетский: «А ты создан по образу и подобию Божию, потому что как Бог свободен и творит, что хочет, ...так свободен и ты» [14].

Божественное всеведение и предопределение — это не одно и то же. «Бог все наперед знает (предвидит), но не все предопределяет, — пишет святой Иоанн Дамаскин. — Так, Он наперед знает то, что находится в нашей власти (наш свободный выбор), но не предопределяет этого. Ибо Он не желает, чтобы происходил порок, но не принуждает к добродетели силою» [15].

Возникает вопрос, если Бог наперед знает мой свободный выбор прежде его осуществления, то не значит ли это, что в действительности я лишен его?

«Моя свобода была бы нарушена в том случае, — пишет Е.  Н.  Трубецкой, — если бы Божественное предвидение предопределяло мои действия, т.е. если бы оно было причиной. На самом деле мои действия, как и все вообще события во времени, совершаются вовсе не потому, что их предвидит Бог: наоборот, Бог их видит потому, что они совершаются. В сущности, тут нет даже предвидения в точном смысле слова, а есть всеединое Божественное видение, которое простирается на все совершающееся во времени… Оно видит меня действующим, но самим фактом этого видения не определяет меня к действию,… ибо всеединое сознание видит мои действия как свободные, т.  е. как зависящие от меня…

Божественное предвидение пребывает вне времени и, следовательно, не есть предшествующее временным рядам событие во времени, а сверхвременной акт, объемлющий их в себе» [16].

Таким образом, «предопределение есть дело Божественного повеления, соединенного с предведением» [15]. Способность предвидения принадлежит Богу, но «…факт, что Он предвидит то именно, что мы сделаем, происходит от нас, потому что если бы мы этого не сделали, Он бы и не предвидел его. Он предвидит многое, что Ему не нравится и что не происходит от Него» [17].

Преподобный Максим Исповедник

Следовательно, утверждение, оправдывающее применение вспомогательных репродуктивных технологий, таких как ЭКО и суррогатное материнство, а также, в возможной перспективе, и клонирование тем, что если определенная часть людей рождается именно так, то значит им Самим Богом предопределено от вечности появиться в этот мир именно таким образом, несостоятельно, потому что не учитывает фактора человеческой свободы. Как о том пишет прп. Максим Исповедник: «От нас зависит все добровольное, именно добродетели и пороки, а не зависит от нас — подвержение нас разного рода случающимся с нами наказаниям или противоположному им. Так, не зависит от нас ни болезнь, ни здоровье, но производящие их причины, …и соблюдение заповедей — причина Царства Небесного, как преступление их — огня вечного» (цит. по [13]). Как о том же пишет свт. Игнатий Брянчанинов: «По попущению Божию, по произволу тварей, явилось зло со всеми последствиями его; по попущению Божию, по собственному произволению пали ангелы, пал человек, не приняли Бога и отступили от Бога» [18].

Поэтому, понятно, что не зависит от тех, кто родился с помощью ВРТ то, что они именно так пришли в этот мир, но и причина находится не в Промысле Божием, определившим им такое вхождение в мир, а в свободном выборе их родителей.

Поэтому Священным Синодом Русской Православной Церкви был принят документ «О крещении младенцев, родившихся при помощи «суррогатной матери»», в котором, прежде всего утверждается, что: «ребенок не может отвечать за поступки своих родителей и не виноват в том, что его появление на свет связано с репродуктивной технологией, осуждаемой Церковью». Но, одновременно, утверждается, что: «ребенок, рожденный при помощи «суррогатного материнства», может быть крещен по желанию воспитывающих его лиц, если таковыми являются либо его «биологические родители», либо «суррогатная мать», только после того, как они осознают, что с христианской точки зрения подобная репродуктивная технология является нравственно предосудительной, и принесут церковное покаяние — вне зависимости от того, осознанно или неосознанно они проигнорировали позицию Церкви. Только в этом случае Церковь сможет ожидать, что крещеный ребенок будет воспитываться в Православной вере и ему будут прививать христианские нравственные представления. Если же такого осознания не происходит, то решение вопроса о крещении откладывается до времени сознательного личного выбора ребенка. В последнем случае факт «суррогатного рождения» сам по себе не является препятствием для крещения человека, ибо он не несет ответственность за поведение своих родителей» [2].

Литература

1. Основы социальной концепции РПЦ. Москва, 2001. С. 94.

2. О крещении младенцев, родившихся при помощи «суррогатной матери» // Русская Православная Церковь: официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/print/3481024.html (дата обращения 09.09.2015).

3. Аксёнов Игорь, прот. Отношение к современным вспомогательным репродуктивным технологиям в Исламе // Церковь и время. № 2 (63). 2013.

4. Коран на русском. Перевод смыслов Э. Кулиева. М.: Эксмо, 2012. Электронная версия: http://musulmanin.com/koran-na-russkom.html (дата обращения 09.09.2015).

5. Mufti Taqi Usmani.Islamic Fiqh Academy: Deliberations of the 97 Meeting // Albalagh: сайт. URL: http://www.albalagh.net/qa/ifa.shtml (дата обращения 09.09.2015).

6. Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. I.IX. Москва, 2003. С. 68.

7. Флоровский Георгий, прот. Тварь и тварность // Православная мысль. № 1. С. 192. Электронная версия: http://www.odinblago.ru/pm_1/7.

8. Прп. Максим Исповедник. Амбигвы к Иоанну. II. Пер. архим. Нектария // Romanitas: альманах (сайт). URL: http://www.romanitas.ru (дата обращения 09.09.2015).

9. Прот. Иоанн Мейендорф. Введение в святоотеческое богословие. Минск, 2001. С. 318–319.

10. Прп. Максим Исповедник. О недоумениях к Фоме. О различных недоумениях у святых Григория и Дионисия (Амбигва). Вопрос V. 1052B. М., 2006. С. 30.

11. Прп. Максим Исповедник. О недоумениях к Фоме. Примечание 80. М., 2006. С. 390.

12. Прп. Максим Исповедник. Вопросы и недоумения. 161 / Пер. Д. А. Черноглазова. М., 2010. С. 174.

13. Беневич Г. И. Краткая история «промысла» от Платона до Максима Исповедника. СПб., 2013. С. 165.

14. Прп. Макарий Египетский. Духовные беседы... Св.-Тр. Сергиева Лавра, 1904. Беседа 15. П. 21. С. 121.

15. Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. II.XXX. Москва, 2003. С. 141.

16. Прот. Георгий Митрофанов. Путь свободы // Вода живая. № 7–8. 2012.

17. Верховский С. С. Бог и человек. М., 2004. С. 379.

18. Свт. Игнатий Брянчанинов. Судьбы Божии. М., 1991. С. 4.

Важным событием ушедшего 2019 г. для журнала «Церковь и медицина» стало его вхождение в РИНЦ (российский индекс научного цитирования). В связи с этим в оформление статей введены элементы классификации, способствующие точному и быстрому нахождению текстов поисковыми системами. В новом, девятнадцатом, выпуске журнала опубликованы материалы XXVII Международных образовательных Рождественских чтений. В разделе, посвященном работе секции ОПВР «Роль наследия святых целителей и докторов в формировании личности современного врача», представлены тексты прозвучавших докладов. Сквозная тема номера — наследие святителя Луки (Войно-Ясенецкого) — затрагивается как в статьях по докладам Рождественских чтений, так и в исторических материалах, в рубрике «События, факты, комментарии». Одна из ведущих тем выпуска — отношения врача и пациента. Этим вопросам посвящен ряд публикаций в разделах журнала: в первую очередь материалы работы секции ОПВР в рамках Рождественских чтений, в также в разделе «Милосердное служение». Рубрика «Практические вопросы современной медицины» представляет статьи, в которых рассматриваются вопросы, актуальные для врачей разных специальностей. Они подготовлены авторами на основе своих докладов на заседаниях Общества православных врачей Санкт-Петербурга. С православными медицинскими конференциями и чтениями, прошедшими в разных городах России: Смоленске, Северодвинске, Санкт-Петербурге, Курске, знакомят материалы рубрики «События, факты, комментарии».

Читать анонс полностью