Церковно-медицинский журнал

Милосердные основы биомедицинской этики

Автор:Г. Л. Микиртичан
13 Января 2016

Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.

(Лк. 6, 36)

Милосердие — поистине великая вещь, это дар
Господа, который, будучи правильно употреблен, уподобляет
нас самому Богу, насколько это вообще возможно...

Свт. Иоанн Златоуст

 

Развитие биоэтики как следствие прогресса биологии и медицины

Биоэтика стала своеобразным явлением современной культуры; ее возникновение явилось естественной ответной реакцией на серьезные коллизии, произошедшие с человечеством к середине ХХ в., связанные в первую очередь с бурным развитием биомедицинских технологий.

Открытия ряда фундаментальных медико-биологических наук ставят серьезные биоэтические проблемы. Среди этих наук и научных направлений в первую очередь следует назвать следующие:

  • генетика (расшифровка генома человека),
  • геномика (геномы человека, микроорганизмов, вирусов),
  • протеиномика (первичные генные продукты, ферменты, белки),
  • клеточная биология,
  • молекулярная иммунология,
  • фармакология, фармакокинетика, компьютерное моделирование лекарств,
  • биохимия мозга, технические достижения: биосенсорика, TV-энтероскопия, томография, электронно-оптические преобразователи, волоконная оптика, телеинформация, ультразвуковые устройства и т. д.

Достижения фундаментальной науки активно внедряются в клиническую медицину, развивая такие неведомые ранее направления, как трансплантология, реаниматология, экстракорпоральное оплодотворение, клонирование человека, использование мультипотентных стволовых клеток, («терапевтическое клонирование»), эфферентные методы (гемодиализ, гемосорбция, плазмоферез и пр.), иммунокоррекция и иммуносупрессия, генная фармакотерапия, искусственные вакцины, генный трансфер и генно-инженерная биотехнология в растениеводстве, животноводстве, микробиологии и вирусологии.

Клиника доктора Агню. Художник Т. Икинс. 1889 г.

Картина, изображающая операцию мастэктомии в медицинском амфитеатре, была заказана художнику студентами университета Пенсильвании к дате выхода на пенсию их любимого преподавателя — анатома и хирурга Дэвида Хайза Агню. Окончив картину, Икинс поместил ее в резную раму собственной работы с резной же латинской надписью: «Доктор Хайс Агню — опытнейший хирург, умнейший писатель и педагог, самый почитаемый и любимый человек».

Эти серьезные новшества в корне меняют отношение человека к миру и к самому себе, однако формирование аксиологического, ценностного сопровождения не успевает за их появлением и развитием, что порождает серьезные конфликты и проблемы, от решения которых зависит само существование человека как биологического вида. Гармония природы и культуры нарушается, требуются дополнительные усилия, чтобы восстановить равновесие [1].

Результатом таких усилий в последней трети прошлого века и стало появление биоэтики как нормативной дисциплины, регулирующей нравственное отношение человека ко всему живому.

Биоэтика определяется как междисциплинарное научное направление, объединяющее медико-биологические знания и общечеловеческие моральные ценности. Она представляет собой систему знаний о допустимых формах внедрения в медицинскую практику новых биомедицинских технологий в контексте прав человека.

Термин «биоэтика» был введен в 1969 г. американским ученым, онкологом и биохимиком В. Р. Поттером (1911–2001), автором книги «Биоэтика: мост в будущее» для обозначения этических проблем, связанных с потенциальной опасностью для выживания человечества в современном мире. Вместе с тем это система этических норм, необходимых для функционирования нормальной устойчивой цивилизации будущего: исследовательская и этически ориентированная практическая деятельность расширяется до проблемы сохранения здоровья всего человеческого сообщества.

 

Биоэтические проблемы сосредоточены, прежде всего, на границе жизни и смерти, и возникают они в связи с медицинскими вмешательствами в процессы зарождения и умирания человека (новые репродуктивные технологии, в том числе искусственное оплодотворение, суррогатное материнство, применение контрацептивов; новые генетические технологии, трансплантация органов и тканей, эвтаназия, реанимационные мероприятия и т. д.).

Биоэтика

Биоэтика — система знаний о допустимых формах внедрения в медицинскую практику новых биомедицинских технологий в контексте прав человека (испытуемого, донора, реципиента, умирающего больного и т. д.).


Новые технологии безусловно знаменуют собой прогресс биологии и медицины, однако последствия их применения еще достаточно не определены. Многие из них вызывают опасения морального характера, так как:

  • позволяют вмешиваться в святая святых человеческой жизни;
  • ведут к обесцениванию традиционных человеческих и христианских ценностей;
  • затрагивают сложившиеся веками принципы медицинской этики;
  • ведут к пренебрежению этическими нормами.

И как следствие — эти технологии при их бездумном механическом применении могут изменить саму сущность врачебной профессии.

Но ведь общество должно иметь доверие к тому, что, располагая уникальными средствами управления человеческой жизнью с помощью новейших биомедицинских технологий, врач не употребит их во вред человеку и обществу!

Биоэтика

Биоэтика — это новая наука о выживании человечества как вида и одновременно система этических норм устойчивой цивилизации будущего, где исследовательская и этически ориентированная практическая деятельность направлена на сохранение здоровья всего человеческого сообщества.


Сегодня возникли серьезные затруднения в этическом осмыслении многих принципов, на которых базируется биомедицинская этика, таких как уважение к любой человеческой жизни и ценность ее, достоинство и автономия пациента, справедливость при оказании медицинской помощи; сложно определить границы дозволенного при трансплантации органов и тканей, искусственном оплодотворении, лечении стволовыми клетками, применении методов клинической генетики и др. Вопросы рождаются буквально на каждом шагу. Возможно ли с этической точки зрения продлевать жизнь человека за счет изъятия органов из трупа другого человека без предварительно полученного на то его согласия? Допустимо ли искусственно приблизить и обеспечить безболезненную смерть страдающему человеку? Можно ли делать аборт на основании показаний пренатальной диагностики беременной о болезненности (неполноценности, уродливости) плода?

Формирование законодательного сопровождения новых форм лечения, т. е. разрешение на применение тех или иных технологий, происходит вне зависимости от очевидной несовместимости некоторых из них с традиционной христианской моралью. Так, например, новые методы преодоления бесплодия, невзирая на факт их законодательного разрешения (к примеру, искусственного оплодотворения), порождают вопросы о возможности или невозможности использования «искусственного размножения» православными христианами [2].

Проблемы, связанные с применением новых биотехнологий, безусловно должны рассматриваться и решаться с учетом конфессиональной принадлежности медицинских работников и населения и мнения ведущих религиозных конфессий. Возникла потребность выработки богословских аргументов, определяющих положительное или отрицательное отношение к использованию новых медицинских технологий в контексте расширяющегося диапазона прав человека в сфере здравоохранения, от «прав на достойную смерть» до «репродуктивных и сексуальных прав».

Милосердие — фундамент для принятия врачебных решений

Христос Пантократор. Начало XIII–XV вв.
Монастырь Святой Екатерины на Синае

В этих условиях особое значение и новое звучание получают традиционные христианские ценности — милосердие, доброта, сострадание, человеколюбие, которые должны стать фундаментом для принятия современным врачом ответственных решений, связанных со здоровьем и жизнью больного.

В Евангелии от Луки читаем: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники то же делают. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6; 31–36).

 

Портрет В. И. Даля.
Художник В. Г. Перов.
1872 г.

Словарь В. И. Даля определяет милосердие как «сердцеболие, сочувствие, любовь на деле, готовность делать добро, жалостливость, мягкосердечие».

Милосердие — сострадательное, доброжелательное, заботливое, любовное отношение к другому человеку; противоположность милосердия — равнодушие, жестокосердие, злонамеренность, враждебность, насилие.

Вести себя милосердно означает вести себя достойно.

Бескорыстная милосердная жизнь ради других во все времена вызывала восхищение, а временами даже воспринималась людьми как признак святости, избранности. Напротив, позорный, недостойный образ жизни всегда имел эгоистическую окраску и проявлялся в пренебрежении интересами других людей ради своих собственных интересов.

Милосердие. Художник А. В. Бугро.
1878 г.

В картине «Милосердие» художник изобразил опрокинутый кувшин, полный золотых и серебряных монет, попираемый ногой матери, подчеркнув, что дети — и шире: человеческая жизнь — дороже денег. Эрл Шинн, американский искусствовед того времени писал о картине, что «Милосердие» кажется «неуязвимым, каким оно и должно быть».

Милосердие, составляющие которого: уважение к достоинству другого, человеколюбие, доброта, альтруизм, сочувствие — есть воплощение высокой любви к ближнему и к жизни. Милосердие — это деятельное добро, оно проявляется в поступках человека, содержание которых обусловливает ценность его существования в мире.Художник изобразил опрокинутый кувшин, полный золотых и серебряных монет, попираемый ногой матери, подчеркнув, что дети — и шире: человеческая жизнь — дороже денег. Эрл Шинн, американский искусствовед того времени писал о картине, что «Милосердие» кажется «неуязвимым, каким оно и должно быть».

Нельзя врачевать без любви, не только профессиональной, но и общечеловеческой, которая имеет свое специфическое содержание. Каждый больной, еще вчера неизвестный врачу, а сегодня ставший его пациентом, вправе рассчитывать, что врач, руководствуясь милосердием, будет стремиться сделать все возможное для облегчения его страданий.

Наилучший образец милосердия представлен в евангельской притче «О милосердном самарянине» (Лк. 10; 25–37), где апостол Лука — евангелист, иконописец и «врач возлюбленный» — рассказывает об израненном человеке, которому не пришли на помощь ни проходящий мимо священник, ни левит, и только самарянин, сжалившись, остановился, перевязал ему раны и позаботился о нем.

Милосердный самарянин. Художник В. И. Суриков. 1874 г.

Сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе (Лк. 10; 25–37).

 

Евангелист Лука, рисующий Мадонну.
Художник Р. Ван дер Вейден. 1435–1440 гг.

Согласно одному из толкований этой притчи под раненым, пострадавшим от разбойников, подразумевается человек вообще, под священником и левитом — ветхий закон, который не в состоянии помочь человеку, а под самарянином — Сам Христос Спаситель. Именно в силу этого способность к справедливости и милосердию не чужда и естественна Его «образу и подобию» — человеку [3]. Подобно самарянину должен относиться к больному и врач.

Врач должен быть независим от своих политических, национальных и других пристрастий, видеть в больном не чужого и чуждого человека или противника, но прежде всего только человека, и быть готов к оказанию медицинской помощи в различных обстоятельствах.

При этом врач обязан не только жалеть и сочувствовать, но и оказывать реальную, практическую помощь, должен быть способен к самоотверженности, к отказу от удобств и покоя ради помощи больному, должен бороться за жизнь человека до конца. Ведь и самарянин не ограничился одномоментной помощью, но позаботился о человеке до его полного выздоровления.

Милосердие означает моральное обязательство максимизации преимуществ и минимизации зла и ущерба. Этот принцип ведет к созданию норм, требующих, чтобы риск был разумным в свете ожидаемых преимуществ и обеспечения безопасности пациента, а врачи были компетентны как в процессе диагностики и лечения, так и при проведении научно-исследовательских проектов. Милосердие также запрещает преднамеренное причинение зла; этот аспект милосердия иногда выражают в виде самостоятельного принципа: «не навреди».

Милосердие самарянина.
Художник Я. Вейнантс. 1670 г.
Добрый самарянин.
Художник Рембрандт Харменс ван Рейн.
1632–1633 гг.

   Милосердие — акт творческого действия, основанного на уважении

Владыка Антоний Сурожский писал, что в основе врачебного подхода лежит сострадание — особое качество души человека, вне которого медицины вовсе не существует: «Люди теряют восприимчивость и порой в самой обычной ситуации могут быть столь холодны, до такой степени лишены человеческого сострадания, чуткости, что теряют право считаться медиками» [4].

Однако сострадание не означает сентиментальности. Это отзывчивость на страдание пациента и его положение, достаточно творческая, чтобы подвигнуть врача к действию, основанному на уважении к данному конкретному человеку и признании значимости его личности и его жизни.

Уважать в конкретном человеке личность означает, в числе прочего, и относиться к нему справедливо. История культуры располагает рядом конкретных формулировок принципа справедливости. Среди них новозаветная максима, которая призывает «не делать другим того, чего себе не хотите» (Деян. 15, 29). Перефразируя слова апостола Павла, врачи старых времен говорили: «Для врача нет ни эллина, ни иудея».

Врач обязан быть постоянно готов оказать ургентную медицинскую помощь любому человеку вне зависимости от пола, возраста, расовой и национальной принадлежности пациента, его социального статуса, религиозных и политических убеждений, а также иных немедицинских факторов, включая материальное положение. Предложение безвозмездной помощи неимущему этично и оправдано.

Этический кодекс российского врача

Милосердие имеет моральную ценность и есть признак достоинства человека только как свободная духовная деятельность человека, не через принуждение и не из демонстративного великодушия. Показное милосердие без духовного сопереживания убивает в человеке нравственное чувство и уничижает его достоинство в глазах окружающих. Милосердие бескорыстно по своей сути, оно никогда не равнодушно к нуждающемуся, но не ожидает ни похвалы, ни ответного добра.

Е. С. Боткин

Честь врача — интегральное понятие, в котором сплавлены гордость своей профессией и верность долгу, достоинство и самоуважение, честность и справедливость, добросовестность, надежность и правдивость, смягченные милосердием [5]. У лейб-медика Евгения Сергеевича Боткина (1865–1918) была возможность оставить Царскую семью, покинуть дом Ипатьева, последнюю их обитель, — но он остался. Честь русского дворянина и врача, христианский долг и искренняя любовь к Царской семье не позволили ему поступить иначе.

Милосердие... Так получилось, что слово это на долгие годы выпало из нашей жизни. Д. А. Гранин писал: «Милосердие убывало не случайно. Во времена раскулачивания, в тяжелые годы массовых репрессий людям не позволяли оказывать помощь близким, соседям, семьям пострадавших. Не давали приютить детей арестованных, сосланных. Людей заставляли высказывать одобрение суровым приговорам. Даже сочувствие невинно арестованным запрещалось. Чувства, подобные милосердию, расценивались как подозрительные, а то и преступные: оно-де аполитичное, не классовое, в эпоху борьбы мешает, разоруживает... Милосердие действительно могло мешать беззаконию, жестокости, оно мешало сажать, оговаривать, нарушать законность, избивать, уничтожать. В тридцатые годы, сороковые понятие это исчезло из нашего лексикона. Исчезло оно и из обихода, «милость падшим» оказывали таясь и рискуя...» [6]. Постепенно оно начинает возвращаться, но годы забвения сыграли свою роль. Процесс идет очень тяжело.

Выход из духовного кризиса, в котором находится современная медицина, возможен лишь в результате личных усилий, духовной работы каждого врача, каждой медсестры. Работа медсестры, особенно у постели больного, должна стать действительно служением, своего рода священнодействием. Понятие милосердия легло в основу названия одной из медицинских профессий — «сестры милосердия», чем ясно выразилось понимание его как наиболее практической формы сострадания больному, «сострадания действием».

Сестра милосердия.
Художник И. С. Горюшкин-Сорокопудов. 1915 г.
«Княгиня милосердия» — святая преподобномученица
Елисавета (Романова) (1864–1918)

Чем отличается сестра милосердия от медицинской сестры? Протоиерей Сергий Филимонов так отвечает на этот вопрос: «Прежде всего, — это церковное милосердное служение, сутью которого является служение Христу и спасение своей души и души ближнего через медицинскую и духовную помощь страждущему человеку (больному, сироте и т. д.) безвозмездно или за пожертвование. Именно несение церковного милосердного служения православной христианкой (сестрой милосердия) отличает ее от медицинской сестры. Последней можно стать за 3–4 года обучения, получив соответствующий государственный диплом и сертификат и заняв определенное место в штатном расписании больницы. Чтобы стать сестрой милосердия, этого мало. Еще необходимо стать нравственным и глубоко верующим человеком» [7].

Милосердие и вопросы биоэтики

Милосердие в качестве морального принципа в той или иной форме признается большинством отечественных и зарубежных мыслителей. Вместе с тем присутствуют и серьезные сомнения: прежде всего, самодостаточно ли милосердие в качестве этического принципа? [8] Можно ли рассматривать милосердие в качестве морального императива достойного бытия, фундаментального по своему характеру, и может ли это чувство быть предпосылкой выбора. Известно, что в повседневной жизни принудить к милосердию невозможно («сердцу не прикажешь»).

Овчая купель. Художник Я. Ф. Циоглинский. 1885 г.

…И пришел Иисус в Иерусалим. Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью. Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет. Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи… Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже.

Ин. 5, 1–14

Кроме того, нельзя забывать, что всякое действие при определенных условиях может привести к противоположным результатам. Например, если, проявляя милосердие, постоянно освобождать больного от преодоления трудностей, то, войдя в роль страдальца, он может не захотеть из нее выходить. Ему нравится, чтобы за ним ухаживали, проявляли внимание. Больной становится капризным и пассивным, не принимает активного участия в лечении, не включает внутренние резервы своего организма, не ориентирует себя на преодоление болезни [9].

Аналогичные размышления связаны с проблемой эвтаназии. Продолжение страданий смертельно больного — это зло, ведь медицина — это сочувствие, сопереживание, сострадание, милосердие. Может ли она мириться с тем, чтобы быть причиной продолжения мучений? Как считают сторонники эвтаназии, истинный гуманизм состоит в том, чтобы проявить милосердие к людям, обреченным на жестокие предсмертные муки. Оставляя жить неизлечимых, тяжело страдающих больных, тем самым врач продлевает их мучения. Это труднопонять не пережившим подобного [10].

Противники эвтаназии, особенно верующие, считают, что она противоречит основному принципу цивилизованного общества — уважению к человеческой жизни. Возражая против права врача прекращать страдания неизлечимых больных, помогая им уйти из жизни, они утверждают, что врач должен лечить, спасать, нести свой крест, как бы ни было трудно, стараться не загасить искру Божию. Врач — не Бог. Ему надо решать, как лечить, а не кому жить. Врач, поставивший себя выше Бога, неизбежно скатится к преступлению. Смерть нельзя предсказывать, способствовать ей — преступление! Возражения против эвтаназии имеют свои основания, так как история знает массу примеров противозаконного приближения «гуманной смерти», когда истребление отдельных лиц, народностей и народов объяснялось благими намерениями и избавлением общества от неполноценного «балласта», улучшением демографической ситуации, заботой о генофонде человечества, освобождением жизненного пространства для избранных [11].

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви еще в 2000 г. сформулирована позиция по отношению к эвтаназии: «Церковь, оставаясь верной соблюдению заповеди Божией «не убивай» (Исх. 20, 13), не может признать нравственно приемлемыми распространенные ныне в светском обществе попытки легализации так называемой эвтаназии, т. е. намеренного умерщвления безнадежно больных (в том числе по их желанию). …Право на смерть легко может обернуться угрозой для жизни пациентов, на лечение которых недостает денежных средств. …Эвтаназия является формой убийства или самоубийства в зависимости от того, принимает ли в ней участие пациент» [12].

Дальнейшее исследование природы милосердия в медицине может помочь прояснить конфликт между ценностью милосердия как этического принципа и одновременного отказа от него в практике из-за страха помешать медицинской объективности и эффективности работы вследствие опасности профессионального выгорания. При этом большинство исследований может объяснить благоприятное воздействие милосердия, с одной стороны, на здоровье пациентов, а с другой стороны, на медицинский
персонал [13].

Обучение милосердию

Много проблем в этом смысле ставит до- и последипломное образование. Как научить любить того, кто в этом нуждается? чувствовать всякого? жалеть другого человека? Как все-таки научить студента сострадать больному и ощущать боль страдающего живого существа? Ведь любовь к избранной профессии, гуманное отношение к человеку не приходят сами собой. Ясно, что учебный процесс должен осуществляться в тесной связи с воспитательным: наряду с получением фундаментальных знаний у студента должны формироваться такие человеческие качества, как доброта, нравственная чистота, милосердие. Одной из основных задач педагогического коллектива является воспитание неравнодушного, доброго, чуткого и отзывчивого, заботливого и внимательного, способного к состраданию специалиста. Однако в Федеральных государственных образовательных стандартах в разделе компетенций, которые должны быть присущи врачу, слова «милосердие» нет.

Здесь велика роль преподавателя, большое воздействие оказывает его нравственный облик, его отношение к больным и к медицине. Знаменитый военный хирург В. А. Оппель (1872–1932) писал: «Многое, даже очень многое из того, что входит в понятие «руководства», передается без всяких разговоров, рассуждений, а усваивается зрительной, слуховой памятью, перенимается незаметно, бессознательно. Манера держать себя с больными, манера держать себя с окружающими, отдельные выражения, даже походка, даже интонация голоса, нередко усваиваются руководимыми, особенно молодыми. Я уже не говорю о манере оперировать, о манере держать себя во время операции. Ординаторы и работающая хирургическая молодежь видят операцию и всю обстановку и поневоле усваивают виденное» [14].

Самые важные качества настоящего врача:

  • милосердие;
  • доброта;
  • способность взять на себя всю ответственность за диагностику и лечение пациента;
  • способность любить не только самых близких, но и дальних;
  • способность получать огромную радость от врачевания людей;
  • способность не гордиться своими заслугами;
  • умение жить в мире с собой, то есть в ладу со своей совестью…

 

При опросе студентов в 2014 г. только 37,1% респондентов назвали милосердие необходимым качеством врача, причем его назвали таковым 39,0% второкурсников, но всего 31,1% шестикурсников.

Анализ феномена милосердия, природы и механизмов его действия в деятельности врача и медицинской сестры требует дальнейшей актуализации проблемы, как в рамках этической теории, социальной философии, так и образовательной и медицинской сфере. Здесь особенно важным представляется, на наш взгляд, определение роли и смысла милосердия в утверждении гуманистических ценностей и идеалов в медицине, в их реализации в научной и практической деятельности медицинских работников.

Санкт-Петербургское сестричество св. мц. Татианы в Марфо-Мариинской обители

В процессе обучения студентов-медиков и усовершенствования врачей целесообразно внедрение намеренного тренинга милосердия, обучение стратегиям эмоциональной адаптации и регуляции, сочетанное развитие профессиональных умений и знаний и навыков общения с пациентами, сверстниками и коллегами, избегая ситуаций жестокости, гнева и раздражительности, равнодушия.

Мы всей природой пробуждаемся к милосердию, и нет в нашей природе другого столь доброго свойства. Милосердие происходит от любви. Если мы не имеем милосердия и сострадания, мы не имеем ничего.

Свт. Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст в своей 52-й беседе на Евангелие от Матфея учил о милосердии как отличительном качестве человеческой природы вообще: «Человек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия».

 

Литература

  1. Сергеева Н. В. Биоэтика как культурный комплекс. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д. философ. н. Волгоград, 2010.
  2. Силуянова И. В. Христианская биоэтика: общее и особенное в подходах к эвтаназии // Татьянин день. Православное веб-издание МГУ [электронный ресурс]. 2011. 28 апреля. URL: http://www.taday.ru/text/1017675.html (дата обращения 24.12.2015).
  3. Силуянова И. В. Нравственная культура врача как основание медицинского профессионализма // Экономика здравоохранения». 2000. № 1 (42).
  4. Антоний, митрополит Сурожский. Человеческие ценности в медицине // Врач. 1995. № 6.
  5. Ковелина Т. А. Образ врача в культуре. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д. философ. н. Ростов-на-Дону, 2006.
  6. Гранин Д. А. Милосердие. М., 1988.
  7. Протоиерей Сергий Филимонов. Практическое руководство для сестер милосердия. Опыт служения. СПб., 2015.
  8. Гоян И. Н., Дойчик М. В. Милосердие как проявление достоинства личности // Социальное воспитание. 2014. № 2 (4). С. 37–45.
  9. Биомедицинская этика. Словарь-справочник / Под редакцией Мишаткиной Т. В. Минск: БГЭУ, 2007. С. 59.
  10. Нисензон Б. Из размышлений врача. Право на «гуманную смерть» // MEDCOM. Медицинский он-лайн журнал [электронный ресурс]. 2012. 16 декабря. URL: http://www.medcom.spb.ru/publ/info/1069 (дата обращения 24.12.2015)
  11. Эвтаназия // Интегральная медицина XXI века. Теория и практика [сайт]. URL: http://www.it-med.ru/library/ie/ievtanaziy.htm (дата обращения 24.12.2015).
  12. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Архиерейский Собор 2000 г. // Русская Православная Церковь. Официальный сайт Московского патриархата [электронный ресурс]. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html
  13. Логунова Е. Г. Феномен милосердия: опыт социально-философского анализа. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д. философ. н. Ижевск, 2012.
  14. Оппель В. А. Организация работы в хирургическом отделении. Л., 1926.

Важным событием ушедшего 2019 г. для журнала «Церковь и медицина» стало его вхождение в РИНЦ (российский индекс научного цитирования). В связи с этим в оформление статей введены элементы классификации, способствующие точному и быстрому нахождению текстов поисковыми системами. В новом, девятнадцатом, выпуске журнала опубликованы материалы XXVII Международных образовательных Рождественских чтений. В разделе, посвященном работе секции ОПВР «Роль наследия святых целителей и докторов в формировании личности современного врача», представлены тексты прозвучавших докладов. Сквозная тема номера — наследие святителя Луки (Войно-Ясенецкого) — затрагивается как в статьях по докладам Рождественских чтений, так и в исторических материалах, в рубрике «События, факты, комментарии». Одна из ведущих тем выпуска — отношения врача и пациента. Этим вопросам посвящен ряд публикаций в разделах журнала: в первую очередь материалы работы секции ОПВР в рамках Рождественских чтений, в также в разделе «Милосердное служение». Рубрика «Практические вопросы современной медицины» представляет статьи, в которых рассматриваются вопросы, актуальные для врачей разных специальностей. Они подготовлены авторами на основе своих докладов на заседаниях Общества православных врачей Санкт-Петербурга. С православными медицинскими конференциями и чтениями, прошедшими в разных городах России: Смоленске, Северодвинске, Санкт-Петербурге, Курске, знакомят материалы рубрики «События, факты, комментарии».

Читать анонс полностью