Церковно-медицинский журнал

Проблема подростковых самоубийств: особенности психики подростка, рискованное поведение

Автор:И. П. Озерная
21 Марта 2020

Особенности подросткового возраста

Некоторые исследователи, изучая психологические особенности подросткового возраста, назвали их «подростковым комплексом»:

  • крайняя самонадеянность и безапелляционность суждений,
  • показная независимость,
  • стремление к ниспровержению общепризнанных авторитетов с обожествлением случайных кумиров;
  • сочетание ранимости, чувствительности к себе с бессердечием и черствостью к другим;
  • крайняя эмоциональная неустойчивость и полярность психики, которая выражается:

♦ в настойчивости и импульсивности,

♦ в острой потребности в общении и внезапным стремлением к уединению,

♦ нежность и ласковость могут проявляться на фоне недетской жестокости,

♦ эмоциональное возбуждение может легко смениться апатией, отсутствием стремлений,

♦ апломб и самоуверенность сменяются неуверенностью, сомнением, робостью,

♦ застенчивость сменяется развязностью.

Подросткам свойственна особая чувствительность к оценке посторонними своей внешности.

Появляются атрибуты псевдовзрослости (курение, тусовки, поездки за город). Появляются свои вкусы, взгляды, оценки, линии поведения (иногда заимствованные у новых кумиров). Претензии на взрослость могут быть нелепыми, иногда уродливыми.

Характерная черта многих сегодняшних подростков — социальная инфантильность. Подростка не смущает, что прав он требует значительно больше, чем берет на себя обязанностей.

Тайна и меланхолия улицы.
Художник Д. де Кирико. 1914 г.

У подростков часто происходит смена мнений интересов, а также частая смена друзей при насущной потребности в единственном преданном друге. Им свойственен максимализм как в словах, так и в действиях.

Характерно для подростковой среды наличие «референтных групп», чьим мнением подросток чрезвычайно дорожит. Желание слиться с «референтной» группой — это социальная мимикрия, т. е. механизм психологической защиты.

Подростковый период характеризуется потребностью получения большого количества информации, но стремления и умения систематизировать получаемую информацию у подростков нет.

В начальном периоде пубертатного возраста, в негативном периоде, который в зарубежной литературе обозначается как «фаза негативизма», «фаза упрямства», преобладают изменения в эмоционально-волевой сфере, а также контрастные и противоречивые личностные проявления, о которых упоминалось ранее и которые четко указывают на отсутствие стабильности личности подростка. Подросшие дети рано начинают стремиться к «самостоятельности», протестуя против опеки взрослых, нередко через оппозиционное, недоброжелательное поведение (со вспышками грубости, непослушания, уходов из дома), что, кстати, совсем не означает, что подросток перестал любить своих родителей. Что же произошло? Вчерашний нежный, ласковый, послушный ребенок чуть повзрослел и так изменился!

Целый ряд психиатров (Г. К. Ушаков, H. D. Ressler, Г. Е. Сухарева) отмечали, что в пубертатном периоде значительно усиливается асинхрония созревания отдельных систем и функций организма, а адаптационная система (гипоталамус–гипофиз–кора надпочечников) у подростка находится в состоянии гипервозбудимости. Возникает разрыв между ранним физическим, включая половое, созреванием и более поздним достижением социальной зрелости. Именно с асинхронией связывают возникновение той или иной степени дисгармонии и неустойчивости (в отличие от относительного равновесия в детском возрасте) как в физических, так и психических проявлениях здоровых подростков. Эндокринные изменения в этот период влияют на нервную систему и на организацию деятельности мозга подростка. При этом замечено, что на поведение подростка оказывает воздействие не столько его календарный возраст и характер функционирования его центральной нервной системы, сколько уровень его половой зрелости.

Девочка на шаре. Художник П. Пикассо. 1905 г.

В этот период для подростков характерен повышенный интерес к своему физическому «Я», внешним формам и пропорциям своего тела. Не только организм мальчика, но и организм девочки в подростковом возрасте подвержен множеству изменений. У девочек увеличивается риск «неправильности» поведения, т. к. в подростке начинает утверждаться своеобразная независимость, появляется ощущение взросления, а с ним и множество личностных проблем, связанных с излишней озабоченностью своей внешностью, своим весом, своим телом. Частично эта озабоченность может быть связана с теми гендерными стереотипами, которые существуют и распространяются СМИ. Отсюда могут быть навязчивые занятия физическими упражнениями, подсчет калорий, выбор диет, а отсюда неправильное питание. Наблюдения показывают, что у растущих девушек нередко увеличивается употребление сигарет, психоактивных веществ, а при пролонгации тех или иных увлечений незаметно формируются зависимости

У подростков мышление во многом зависит от эмоционального состояния. Они воспринимают проблемы гиперболизированно, не хватает жизненного опыта, недостаточно контакта между родителями и детьми, нарастает ощущение своей беззащитности, нарастает степень внутренней дисгармонии, что может способствовать образованию затяжных патологических реакций и нарастанию социальной дезадаптации, что порождает тревогу и может привести к аутоагрессии.

Важно не упустить этот момент «дисгармонической декомпенсации». Этого «дезадаптационного взрыва», могущего привести подростка к трагической попытке решить свои проблемы путем аутоагрессии, т. е. суицида.

Суицидальное поведение

Несмотря на попытки ученых дать теоретическое обоснование суицидальному поведению, в настоящее время нет единой теории, объясняющей природу самоубийств, хотя и выделяют основные три концепции:

  1. психопатологическую,
  2. психологическую,
  3. социологическую.

Некоторые исследователи считают, что суицидальные действия представляют собой одну из форм проявлений психических заболеваний. В 1985 г. А. Е. Личко писал: «суицидальное поведение подростков — это в основном проблема пограничной психиатрии». По наблюдению автора лишь 5% суицидов падает на психозы; на психопатии и акцентуации характера — 20–30%. А все остальные случаи — так называемые «подростковые кризы».

Большинство ученых-социологов считают, что самоубийство более вероятно тогда, когда человек испытывает недостаток социальных отношений (изоляция в классе или в референтной группе, дезадаптация в новом коллективе и т. д.). Еще одним из факторов называют влияние подростковой субкультуры. Некоторые исследователи (Н. В. Конончук, В. К. Магер), выделяя основные свойства, характерные для суициданта, как бы предлагают обобщенный психологический портрет его:

  • заниженная самооценка с одной стороны, но и высокая потребность в самореализации с другой;
  • чаще это эмпатичный человек со сниженной способностью переносить боль;
  • ему свойственны тревожность, пессимизм, тенденция к самообвинению, тенденция ухода от решения проблем.

Вот еще один рисуемый портрет суицидента:

  • воспитание по типу гипоопеки;
  • малые эмоциональные связи;
  • ригидность целевых установок;
  • настойчивость в значимых ситуациях;
  • склонность к импульсивным реакциям.

Надо сказать, что единого портрета суицидента пока создать не удалось.

З. Фрейд считал, что «Эрос и Танатос» правят миром. Другие психологи утверждают, что в основе суицида чувство безнадежности, и поток невыносимой психологической боли у суицидента прерывается смертью. Эти люди не обладают гибким мышлением.

В практике: подростков, склонных к суициду, принято делить на две категории:

  • те, для кого смерть, прекращение жизни, является целью фатального поступка. К такой смерти чаще идут осознанно;
  • те, для кого суицид является следствием прекращения страданий, обстоятельств, не удовлетворяющих их.

Детский суицид чаще является средством ухода от страшной для них жизни, а не целью завершить жизнь, умереть. Суициды для детей и подростков случаются не только в неблагополучных семьях. Суицидальная готовность может развиться у впечатлительных, легко ранимых, обидчивых детей с повышенной тревожностью, навязчивыми страхами, фобиями, чувством вины, склонных застревать на негативных эмоциях. Интенсивность страданий, толкающих к суициду, настолько высока и невыносима для ребенка, что на этой почве любое событие может довести до сужения сознания и стать толчком или внешним поводом к суициду.

Цель суицида у таких детей парадоксальна — достучаться до взрослого, изменить невыносимую ситуацию. При этом именно в благополучных семьях дети обычно не рассказывают о своих суицидальных фантазиях, мыслях, намерениях, а с друзьями делятся легко, иногда с психологом. Почему не делятся с мамой? — «Не хотел расстраивать». «Я думал, родители знают». «А разве они не чувствуют, что мне плохо?» Между тем, не только дети, но и подростки не осознают по-настоящему, что такое смерть. Кроме того, они находятся в мире компьютерных игр, где герои не погибают. Некоторые суициденты представляют себя в гробу, предполагая, что будут радоваться, видя слезы жалеющих их близких. Кто-то мечтает о мести и наказании вредной учительницы, ибо она-то и виновна в их смерти. Большинство младших школьников воспринимают смерть как временное явление, нет понимания необратимости смерти. Наиболее частые причины суицидов у младших школьников: развод родителей, смерть близких, и, к сожалению, все чаще — наркозависимость.

Подросткам среднего и старшего возраста свойственны размышления о жизни и смерти, повышенный интерес к этой теме. Это находит интерес и в молодежной субкультуре. Тема смерти особенно привлекательна, нередко приобретает для подростка даже ореол таинственной романтичности. Только незначительный процент подростков сознают, что смерть является окончательным прекращением жизни. Остальные так или иначе отрицают необратимость смертельного исхода, верят в переселение душ, в реинкарнацию и т. д. У детей и подростков довольно трудно отличить истинные суицидальные акты от демонстративных суицидальных имитаций. Многие, кто покушаются на самоубийство, на самом деле не хотят умирать. Они просто утратили способность общаться с миром обычным способом. Для них большая доза таблеток или перерезанные вены — лишь способ сообщить всем о своем отчаянии. Некоторые из самоубийц молятся, чтобы кто-то нашел их до того, как наступит конец.

Коммуникативные трудности — одна из ключевых проблем эмоциональной жизни подростка. Нарастающая тревога, неумение видеть перспективу, падающая самооценка — все это ведет к развитию недостаточности самопринятия. Отмечено, что суициденты имеют суженное поле зрения, своеобразное туннельное сознание. Иногда подобное состояние уходит в сторону девиантного поведения или подводит к суициду.

Кто из подростков наиболее подвержен суициду?

Первую группу составляют подростки, склонные к депрессиям. Речь идет не о свойствах характера или особенностях темперамента. Депрессией страдают до 8% всех подростков. Патогенез связан с нарушением в системе нейротрансмиттеров, приводящих к нехватке серотонина, норадреналина и дофамина в отделах головного мозга, связанных с генерацией эмоций (гиппокамп, миндалина, прозрачная перегородка, поясная извилина), а также с нарушениями функции ГАМКергической и глутаматергической систем.

По данным ВОЗ, депрессия — одно из самых распространенных психических расстройств в мире. Как отмечается в докладе ВОЗ «Депрессия: глобальная проблема», опубликованном в 2012 г., от депрессии ежегодно страдают более 350 млн человек всех возрастных групп.

Депрессия — аффективный синдром, основным проявлением которого служат снижение настроения, потеря интересов, утрата способности получать удовольствие.

Симптоматика депрессивных расстройств у подростков имеет отчетливое возрастное своеобразие. Для подростков 10–12 лет — это чаще соматические симптомы (недомогание, расстройство пищеварения, боли в животе, астенизация и т. д.) Наряду с жалобами на физическое недомогание нужно обратить внимание на изменения в поведении: ранее общительный стал замкнутым, жалуется на скуку, усталость; утратил интерес к играм, развлечениям. Жалобы на тоску и грусть крайне редки.
В 12–14 лет, по мере перехода из начальной школы в среднюю, где усложняется программа и появляется множество учителей-предметников, у некоторых подростков развивается депрессия, замаскированная школьной фобией. В психическом состоянии подростка нарастает двигательная и мыслительная заторможенность, появляются мысли о своей несостоятельности, появляется страх порицания, что в итоге может привести к отказу от школы. Подросток затрудняется выразить свои чувства вербально (при постоянном пользовании гаджетами вербальный контакт затруднен, внимание рассеяно, мышление клиповое и т. д.) Появляется неуверенность в себе, начинает расти тревога, а с ней снижается настроение, все острее ощущается тяжесть проблем и чувство одиночества, безысходности. Поиск выхода и безуспешность такового толкает подростка к аутоагрессии.

По мере взросления у подростка медленно идет созревание самосознания, начинают формироваться высшие формы понятийного мышления, зреет осознание своего места в обществе, выстраиваются высшие эмоции, в том числе интеллектуальные, этические и др. В 15–18 лет депрессия нередко просматривается сквозь маску «метафизической интоксикации». Подросток размышляет о смысле жизни и переживает чувство утраты этого смысла, переживает как свою личную драму. Мысли о жизни и смерти приобретают самодовлеющий характер, превращаются в навязчивое, бесплодное мудрствование, нарастает отрешенность и дезадаптация, ведущая к социальному краху и суициду.

Наблюдения показывают, что депрессия у подростков, имея в своей основе типичные признаки, тем не менее может проявляться такими особенностями, которые позволили J. Toolan (1971), а впоследствии А. Е. Личко говорить об атипичности подростковых депрессий и выделить так называемые депрессивные эквиваленты.

Дозорные верхнего парка. Художник Р. Гонсалвес

Делинквентный эквивалент депрессии выступает внезапно начавшимися и ранее не свойственными данному подростку нарушениями поведения. Подросток становится озлобленным, угрюмым, начинает грубить учителям, родителям, все делать «наперекор», перестает посещать занятия, выполнять школьные задания, поздно возвращается домой и, наконец, попадает в асоциальную уличную компанию. Начинает употреблять алкогольные напитки (при этом не испытывает эйфории), пробует психоактивные и токсические вещества.

Но настоящего удовольствия от своих похождений подросток не получает в отличие от обычного делинквентного поведения. На всем — отпечаток отчаяния, безысходности, сам лезет на рожон, как будто ищет наказания. Проявленная грубость, агрессия как бы убеждает подростка в том, что он действительно плохой, что еще больше отталкивает его от родных, усиливая таким образом чувство оторванности, одиночества. Состояние может затягиваться, иногда может предшествовать будущим типичным депрессиям в структуре разных психозов.

Ипохондрический эквивалент депрессии встречается нередко, содержит в себе обилие соматических жалоб, выискивание у себя несуществующих болезней. Такие подростки бегают по врачам, охотно обследуются и лечатся, валяются в постели, обижаются на то, что им «не верят». Плохое настроение объясняют «тяжелым заболеванием». Ипохондрический эквивалент чаще наблюдается у лиц с невысоким интеллектом. Может предшествовать дальнейшему развитию шизофрении.

Астено-апатический эквивалент депрессии обычно начинается со снижения успеваемости, с жалоб на невозможность сосредоточиться, понять, усвоить, запомнить новый материал. Подросток пытается заниматься дольше и интенсивнее, но утомляется, и его продуктивность стремительно падает. Ухудшающие отметки приводят в отчаяние, настроение падает, ребенок становится все более вялым, безынициативным, исчезают хобби, увлечения, пропадает интерес к развлекательным занятиям. Может много спать, но после сна не ощущает свежести, бодрости. Аппетит не падает, но принятие любимой пищи не приносит прежнего удовольствия. Жалуются обычно на скуку, тоски не отмечают, раздражаются на обвинения в бездеятельности, в лени. Особенно часто этот эквивалент встречается при эндокринных депрессиях, но может выступать в качестве дебюта прогредиентной шизофрении. Мысли о нежелании жить нередки, но действия чаще не предпринимаются.

Самоубийство — это акт отчаяния и, как мы видим, часто его причина лежит в подростковой депрессии.

Одна из характерных особенностей поведения подростков — это гипертрофированная, неудержимая потребность в змоциональном насыщении (Л. И. Божович, А. М. Прихожан, Х. Ремшмидт). Поиск новых ощущений сочетается с повышенной поисковой активностью, возможно, с риском. Подросток знакомится с алкоголем, наркотиками, психоактивными веществами, экстримом, не умея при этом сдерживать бурное выражение эмоций, блокирующих разумные решения, плохо контролирует себя и свои устремления к самоутверждению. Именно те подростки, которые начинают пробовать токсические вещества в поисках новых ощущений, составляют вторую группу подростков, подверженных суициду.

К третьей группе относят тех, кто плохо успевают в школе, стал плохо учиться, у кого появилось и нарастает чувство собственной несостоятельности.

Четвертую группу составляют подростки, которые в силу обстоятельств стали свидетелями гибели или самоубийства.

Пятую группу представляют девушки (после насилия или во время беременности).

И иногда не минует сия чаша неординарных, талантливых подростков, не вписывающихся в общество (шестая группа). Для них характерны повышенная ранимость и ощущение себя изгоем, что и толкает их к самоубийству.

Суициды различают:

  • истинные, когда у подростка действительно твердые намерения свести счеты с жизнью. Часто зреют внутри, подросток ничем себя не выдает. Но даже здесь в глубине души тлеет надежда, что вдруг что-то изменится и не надо будет это делать. Если суицид не завершен, может быть повторяем;
  • демонстративные — как способ привлечь к себе внимание. Чаще наблюдается у девочек с истерическими чертами личности. Если суицид не завершен, может многократно повторяться;
  • аффективные, когда попытка самоубийства происходит под влиянием сиюминутных сильных чувств, чаще у девочек (вследствие конфликта в семье, на почве неразделенной, безответной влюбленности, под сильным впечатлением фильма, прочитанной книги). Обычно не повторяется.

Выделяют признаки готовящегося суицида:

  • вербальные: подросток избегает в разговорах этой темы или, напротив, намекает, даже шутит, может прямо говорить «покончу с собой». В высказываниях настойчиво звучит отсутствие надежды, веры в будущее;
  • ситуационные: подросток все более отдаляется, уединяется, находится в изоляции, ощущает себя жертвой насилия (сексуального, эмоционального), к себе относится излишне самокритично, даже уничижительно. Возможно, перенес тяжелую утрату или живет в нестабильном окружении. Предпринимал суицидальные попытки ранее;
  • поведенческие: начинает раздавать прежде любимые предметы, вещи; примиряется с недругами, приводит в порядок дела, свою комнату, отдаляется от друзей, за собой не следит, может перестать мыться, мало или, напротив, много и без особого разбора ест, не спит или наоборот спит много, то пассивен, то чрезмерно деятелен; то эйфоричен, то явные признаки отчаяния. Чем более подробно разработан план, тем более близок он для осуществления. Прием алкоголя может способствовать раскованности и снижает страх смерти.

Иногда внешние признаки готовящегося суицида как бы отступают, нивелируются. В поведении подростка даже может просматриваться прилив энергии, внешняя удовлетворенность. Если решение покончить с собой принято и план составлен, мысли на эту тему перестают мучить; исчезает тревога, появляется избыток энергии. Может показаться, что подросток отказался от мысли о самоубийстве, но следует знать, что состояние прилива сил на фоне длительной «меланхолии», апатии, тревоги может быть опаснее, чем выраженная депрессия.

Если родители, близкие почувствовали возможную опасность, им необходимо отложить все дела, остаться с подростком, ждать, пока пройдет такое настроение, сочувствовать, сопереживать, но, что называется, не лезть в душу. В любой момент надо быть готовыми к общению, не упрекать. Не возлагать на ребенка ожидания ответственности за нереализованные планы и мечты, не поощрять его склонность к самообвинению; постараться не дать подростку стать затворником, стимулировать любые двигательные занятия (совместные прогулки, бег, велосипед, ролики в парке, за городом). При необходимости уговорить обратиться к специалисту (психологу, психотерапевту, психиатру).

Особенности подросткового возраста

Некоторые исследователи, изучая психологические особенности подросткового возраста, назвали их «подростковым комплексом»:

  • крайняя самонадеянность и безапелляционность суждений,
  • показная независимость,
  • стремление к ниспровержению общепризнанных авторитетов с обожествлением случайных кумиров;
  • сочетание ранимости, чувствительности к себе с бессердечием и черствостью к другим;
  • крайняя эмоциональная неустойчивость и полярность психики, которая выражается:
  • в настойчивости и импульсивности,
  • в острой потребности в общении и внезапным стремлением к уединению,
  • нежность и ласковость могут проявляться на фоне недетской жестокости,
  • эмоциональное возбуждение может легко смениться апатией, отсутствием стремлений,
  • апломб и самоуверенность сменяются неуверенностью, сомнением, робостью,
  • застенчивость сменяется развязностью.

Подросткам свойственна особая чувствительность к оценке посторонними своей внешности.

Появляются атрибуты псевдовзрослости (курение, тусовки, поездки за город). Появляются свои вкусы, взгляды, оценки, линии поведения (иногда заимствованные у новых кумиров). Претензии на взрослость могут быть нелепыми, иногда уродливыми.

Характерная черта многих сегодняшних подростков — социальная инфантильность. Подростка не смущает, что прав он требует значительно больше, чем берет на себя обязанностей.

У подростков часто происходит смена мнений интересов, а также частая смена друзей при насущной потребности в единственном преданном друге. Им свойственен максимализм как в словах, так и в действиях.

Характерно для подростковой среды наличие «референтных групп», чьим мнением подросток чрезвычайно дорожит. Желание слиться с «референтной» группой — это социальная мимикрия, т. е. механизм психологической защиты.

Подростковый период характеризуется потребностью получения большого количества информации, но стремления и умения систематизировать получаемую информацию у подростков нет.

В начальном периоде пубертатного возраста, в негативном периоде, который в зарубежной литературе обозначается как «фаза негативизма», «фаза упрямства», преобладают изменения в эмоционально-волевой сфере, а также контрастные и противоречивые личностные проявления, о которых упоминалось ранее и которые четко указывают на отсутствие стабильности личности подростка. Подросшие дети рано начинают стремиться к «самостоятельности», протестуя против опеки взрослых, нередко через оппозиционное, недоброжелательное поведение (со вспышками грубости, непослушания, уходов из дома), что, кстати, совсем не означает, что подросток перестал любить своих родителей. Что же произошло? Вчерашний нежный, ласковый, послушный ребенок чуть повзрослел и так изменился!

Целый ряд психиатров (Г. К. Ушаков, H. D. Ressler, Г. Е. Сухарева) отмечали, что в пубертатном периоде значительно усиливается асинхрония созревания отдельных систем и функций организма, а адаптационная система (гипоталамус–гипофиз–кора надпочечников) у подростка находится в состоянии гипервозбудимости. Возникает разрыв между ранним физическим, включая половое, созреванием и более поздним достижением социальной зрелости. Именно с асинхронией связывают возникновение той или иной степени дисгармонии и неустойчивости (в отличие от относительного равновесия в детском возрасте) как в физических, так и психических проявлениях здоровых подростков. Эндокринные изменения в этот период влияют на нервную систему и на организацию деятельности мозга подростка. При этом замечено, что на поведение подростка оказывает воздействие не столько его календарный возраст и характер функционирования его центральной нервной системы, сколько уровень его половой зрелости.

В этот период для подростков характерен повышенный интерес к своему физическому «Я», внешним формам и пропорциям своего тела. Не только организм мальчика, но и организм девочки в подростковом возрасте подвержен множеству изменений. У девочек увеличивается риск «неправильности» поведения, т. к. в подростке начинает утверждаться своеобразная независимость, появляется ощущение взросления, а с ним и множество личностных проблем, связанных с излишней озабоченностью своей внешностью, своим весом, своим телом. Частично эта озабоченность может быть связана с теми гендерными стереотипами, которые существуют и распространяются СМИ. Отсюда могут быть навязчивые занятия физическими упражнениями, подсчет калорий, выбор диет, а отсюда неправильное питание. Наблюдения показывают, что у растущих девушек нередко увеличивается употребление сигарет, психоактивных веществ, а при пролонгации тех или иных увлечений незаметно формируются зависимости

У подростков мышление во многом зависит от эмоционального состояния. Они воспринимают проблемы гиперболизированно, не хватает жизненного опыта, недостаточно контакта между родителями и детьми, нарастает ощущение своей беззащитности, нарастает степень внутренней дисгармонии, что может способствовать образованию затяжных патологических реакций и нарастанию социальной дезадаптации, что порождает тревогу и может привести к аутоагрессии.
Важно не упустить этот момент «дисгармонической декомпенсации». Этого «дезадаптационного взрыва», могущего привести подростка к трагической попытке решить свои проблемы путем аутоагрессии, т. е. суицида.

Суицидальное поведение

Несмотря на попытки ученых дать теоретическое обоснование суицидальному поведению, в настоящее время нет единой теории, объясняющей природу самоубийств, хотя и выделяют основные три концепции:

  • психопатологическую,
  • психологическую,
  • социологическую.

Некоторые исследователи считают, что суицидальные действия представляют собой одну из форм проявлений психических заболеваний. В 1985 г. А. Е. Личко писал: «суицидальное поведение подростков — это в основном проблема пограничной психиатрии». По наблюдению автора лишь 5% суицидов падает на психозы; на психопатии и акцентуации характера — 20–30%. А все остальные случаи — так называемые «подростковые кризы».

Большинство ученых-социологов считают, что самоубийство более вероятно тогда, когда человек испытывает недостаток социальных отношений (изоляция в классе или в референтной группе, дезадаптация в новом коллективе и т. д.). Еще одним из факторов называют влияние подростковой субкультуры. Некоторые исследователи (Н. В. Конончук, В. К. Магер), выделяя основные свойства, характерные для суициданта, как бы предлагают обобщенный психологический портрет его:

заниженная самооценка с одной стороны, но и высокая потребность в самореализации с другой;

чаще это эмпатичный человек со сниженной способностью переносить боль;

ему свойственны тревожность, пессимизм, тенденция к самообвинению, тенденция ухода от решения проблем.

Вот еще один рисуемый портрет суицидента:

  • воспитание по типу гипоопеки;
  • малые эмоциональные связи;
  • ригидность целевых установок;
  • настойчивость в значимых ситуациях;
  • склонность к импульсивным реакциям.

Надо сказать, что единого портрета суицидента пока создать не удалось.

З. Фрейд считал, что «Эрос и Танатос» правят миром. Другие психологи утверждают, что в основе суицида чувство безнадежности, и поток невыносимой психологической боли у суицидента прерывается смертью. Эти люди не обладают гибким мышлением.

В практике: подростков, склонных к суициду, принято делить на две категории:

те, для кого смерть, прекращение жизни, является целью фатального поступка. К такой смерти чаще идут осознанно;

те, для кого суицид является следствием прекращения страданий, обстоятельств, не удовлетворяющих их.

Детский суицид чаще является средством ухода от страшной для них жизни, а не целью завершить жизнь, умереть. Суициды для детей и подростков случаются не только в неблагополучных семьях. Суицидальная готовность может развиться у впечатлительных, легко ранимых, обидчивых детей с повышенной тревожностью, навязчивыми страхами, фобиями, чувством вины, склонных застревать на негативных эмоциях. Интенсивность страданий, толкающих к суициду, настолько высока и невыносима для ребенка, что на этой почве любое событие может довести до сужения сознания и стать толчком или внешним поводом к суициду.

Цель суицида у таких детей парадоксальна — достучаться до взрослого, изменить невыносимую ситуацию. При этом именно в благополучных семьях дети обычно не рассказывают о своих суицидальных фантазиях, мыслях, намерениях, а с друзьями делятся легко, иногда с психологом. Почему не делятся с мамой? — «Не хотел расстраивать». «Я думал, родители знают». «А разве они не чувствуют, что мне плохо?» Между тем, не только дети, но и подростки не осознают по-настоящему, что такое смерть. Кроме того, они находятся в мире компьютерных игр, где герои не погибают. Некоторые суициденты представляют себя в гробу, предполагая, что будут радоваться, видя слезы жалеющих их близких. Кто-то мечтает о мести и наказании вредной учительницы, ибо она-то и виновна в их смерти. Большинство младших школьников воспринимают смерть как временное явление, нет понимания необратимости смерти. Наиболее частые причины суицидов у младших школьников: развод родителей, смерть близких, и, к сожалению, все чаще — наркозависимость.

Подросткам среднего и старшего возраста свойственны размышления о жизни и смерти, повышенный интерес к этой теме. Это находит интерес и в молодежной субкультуре. Тема смерти особенно привлекательна, нередко приобретает для подростка даже ореол таинственной романтичности. Только незначительный процент подростков сознают, что смерть является окончательным прекращением жизни. Остальные так или иначе отрицают необратимость смертельного исхода, верят в переселение душ, в реинкарнацию и т. д. У детей и подростков довольно трудно отличить истинные суицидальные акты от демонстративных суицидальных имитаций. Многие, кто покушаются на самоубийство, на самом деле не хотят умирать. Они просто утратили способность общаться с миром обычным способом. Для них большая доза таблеток или перерезанные вены — лишь способ сообщить всем о своем отчаянии. Некоторые из самоубийц молятся, чтобы кто-то нашел их до того, как наступит конец.

Коммуникативные трудности — одна из ключевых проблем эмоциональной жизни подростка. Нарастающая тревога, неумение видеть перспективу, падающая самооценка — все это ведет к развитию недостаточности самопринятия. Отмечено, что суициденты имеют суженное поле зрения, своеобразное туннельное сознание. Иногда подобное состояние уходит в сторону девиантного поведения или подводит к суициду.

Кто из подростков наиболее подвержен суициду?

Первую группу составляют подростки, склонные к депрессиям. Речь идет не о свойствах характера или особенностях темперамента. Депрессией страдают до 8% всех подростков. Патогенез связан с нарушением в системе нейротрансмиттеров, приводящих к нехватке серотонина, норадреналина и дофамина в отделах головного мозга, связанных с генерацией эмоций (гиппокамп, миндалина, прозрачная перегородка, поясная извилина), а также с нарушениями функции ГАМКергической и глутаматергической систем.

По данным ВОЗ, депрессия — одно из самых распространенных психических расстройств в мире. Как отмечается в докладе ВОЗ «Депрессия: глобальная проблема», опубликованном в 2012 г., от депрессии ежегодно страдают более 350 млн человек всех возрастных групп.

Депрессия — аффективный синдром, основным проявлением которого служат снижение настроения, потеря интересов, утрата способности получать удовольствие.
Симптоматика депрессивных расстройств у подростков имеет отчетливое возрастное своеобразие. Для подростков 10–12 лет — это чаще соматические симптомы (недомогание, расстройство пищеварения, боли в животе, астенизация и т. д.) Наряду с жалобами на физическое недомогание нужно обратить внимание на изменения в поведении: ранее общительный стал замкнутым, жалуется на скуку, усталость; утратил интерес к играм, развлечениям. Жалобы на тоску и грусть крайне редки.

Портрет мальчика. Художник Э. Наранхо. 1974 г

В 12–14 лет, по мере перехода из начальной школы в среднюю, где усложняется программа и появляется множество учителей-предметников, у некоторых подростков развивается депрессия, замаскированная школьной фобией. В психическом состоянии подростка нарастает двигательная и мыслительная заторможенность, появляются мысли о своей несостоятельности, появляется страх порицания, что в итоге может привести к отказу от школы. Подросток затрудняется выразить свои чувства вербально (при постоянном пользовании гаджетами вербальный контакт затруднен, внимание рассеяно, мышление клиповое и т. д.) Появляется неуверенность в себе, начинает расти тревога, а с ней снижается настроение, все острее ощущается тяжесть проблем и чувство одиночества, безысходности. Поиск выхода и безуспешность такового толкает подростка к аутоагрессии.

По мере взросления у подростка медленно идет созревание самосознания, начинают формироваться высшие формы понятийного мышления, зреет осознание своего места в обществе, выстраиваются высшие эмоции, в том числе интеллектуальные, этические и др. В 15–18 лет депрессия нередко просматривается сквозь маску «метафизической интоксикации». Подросток размышляет о смысле жизни и переживает чувство утраты этого смысла, переживает как свою личную драму. Мысли о жизни и смерти приобретают самодовлеющий характер, превращаются в навязчивое, бесплодное мудрствование, нарастает отрешенность и дезадаптация, ведущая к социальному краху и суициду.

Наблюдения показывают, что депрессия у подростков, имея в своей основе типичные признаки, тем не менее может проявляться такими особенностями, которые позволили J. Toolan (1971), а впоследствии А. Е. Личко говорить об атипичности подростковых депрессий и выделить так называемые депрессивные эквиваленты.
Делинквентный эквивалент депрессии выступает внезапно начавшимися и ранее не свойственными данному подростку нарушениями поведения. Подросток становится озлобленным, угрюмым, начинает грубить учителям, родителям, все делать «наперекор», перестает посещать занятия, выполнять школьные задания, поздно возвращается домой и, наконец, попадает в асоциальную уличную компанию. Начинает употреблять алкогольные напитки (при этом не испытывает эйфории), пробует психоактивные и токсические вещества.

Но настоящего удовольствия от своих похождений подросток не получает в отличие от обычного делинквентного поведения. На всем — отпечаток отчаяния, безысходности, сам лезет на рожон, как будто ищет наказания. Проявленная грубость, агрессия как бы убеждает подростка в том, что он действительно плохой, что еще больше отталкивает его от родных, усиливая таким образом чувство оторванности, одиночества. Состояние может затягиваться, иногда может предшествовать будущим типичным депрессиям в структуре разных психозов.

Ипохондрический эквивалент депрессии встречается нередко, содержит в себе обилие соматических жалоб, выискивание у себя несуществующих болезней. Такие подростки бегают по врачам, охотно обследуются и лечатся, валяются в постели, обижаются на то, что им «не верят». Плохое настроение объясняют «тяжелым заболеванием». Ипохондрический эквивалент чаще наблюдается у лиц с невысоким интеллектом. Может предшествовать дальнейшему развитию шизофрении.

Астено-апатический эквивалент депрессии обычно начинается со снижения успеваемости, с жалоб на невозможность сосредоточиться, понять, усвоить, запомнить новый материал. Подросток пытается заниматься дольше и интенсивнее, но утомляется, и его продуктивность стремительно падает. Ухудшающие отметки приводят в отчаяние, настроение падает, ребенок становится все более вялым, безынициативным, исчезают хобби, увлечения, пропадает интерес к развлекательным занятиям. Может много спать, но после сна не ощущает свежести, бодрости. Аппетит не падает, но принятие любимой пищи не приносит прежнего удовольствия. Жалуются обычно на скуку, тоски не отмечают, раздражаются на обвинения в бездеятельности, в лени. Особенно часто этот эквивалент встречается при эндокринных депрессиях, но может выступать в качестве дебюта прогредиентной шизофрении. Мысли о нежелании жить нередки, но действия чаще не предпринимаются.

Самоубийство — это акт отчаяния и, как мы видим, часто его причина лежит в подростковой депрессии.

Одна из характерных особенностей поведения подростков — это гипертрофированная, неудержимая потребность в змоциональном насыщении (Л. И. Божович, А. М. Прихожан, Х. Ремшмидт). Поиск новых ощущений сочетается с повышенной поисковой активностью, возможно, с риском. Подросток знакомится с алкоголем, наркотиками, психоактивными веществами, экстримом, не умея при этом сдерживать бурное выражение эмоций, блокирующих разумные решения, плохо контролирует себя и свои устремления к самоутверждению. Именно те подростки, которые начинают пробовать токсические вещества в поисках новых ощущений, составляют вторую группу подростков, подверженных суициду.

К третьей группе относят тех, кто плохо успевают в школе, стал плохо учиться, у кого появилось и нарастает чувство собственной несостоятельности.

Четвертую группу составляют подростки, которые в силу обстоятельств стали свидетелями гибели или самоубийства.

Пятую группу представляют девушки (после насилия или во время беременности).

И иногда не минует сия чаша неординарных, талантливых подростков, не вписывающихся в общество (шестая группа). Для них характерны повышенная ранимость и ощущение себя изгоем, что и толкает их к самоубийству.

Суициды различают:

  • истинные, когда у подростка действительно твердые намерения свести счеты с жизнью. Часто зреют внутри, подросток ничем себя не выдает. Но даже здесь в глубине души тлеет надежда, что вдруг что-то изменится и не надо будет это делать. Если суицид не завершен, может быть повторяем;
    демонстративные — как способ привлечь к себе внимание. Чаще наблюдается у девочек с истерическими чертами личности. Если суицид не завершен, может многократно повторяться;
  • аффективные, когда попытка самоубийства происходит под влиянием сиюминутных сильных чувств, чаще у девочек (вследствие конфликта в семье, на почве неразделенной, безответной влюбленности, под сильным впечатлением фильма, прочитанной книги). Обычно не повторяется.
    Выделяют признаки готовящегося суицида:
    вербальные: подросток избегает в разговорах этой темы или, напротив, намекает, даже шутит, может прямо говорить «покончу с собой». В высказываниях настойчиво звучит отсутствие надежды, веры в будущее;
  • ситуационные: подросток все более отдаляется, уединяется, находится в изоляции, ощущает себя жертвой насилия (сексуального, эмоционального), к себе относится излишне самокритично, даже уничижительно. Возможно, перенес тяжелую утрату или живет в нестабильном окружении. Предпринимал суицидальные попытки ранее;
  • поведенческие: начинает раздавать прежде любимые предметы, вещи; примиряется с недругами, приводит в порядок дела, свою комнату, отдаляется от друзей, за собой не следит, может перестать мыться, мало или, напротив, много и без особого разбора ест, не спит или наоборот спит много, то пассивен, то чрезмерно деятелен; то эйфоричен, то явные признаки отчаяния. Чем более подробно разработан план, тем более близок он для осуществления. Прием алкоголя может способствовать раскованности и снижает страх смерти.

Иногда внешние признаки готовящегося суицида как бы отступают, нивелируются. В поведении подростка даже может просматриваться прилив энергии, внешняя удовлетворенность. Если решение покончить с собой принято и план составлен, мысли на эту тему перестают мучить; исчезает тревога, появляется избыток энергии. Может показаться, что подросток отказался от мысли о самоубийстве, но следует знать, что состояние прилива сил на фоне длительной «меланхолии», апатии, тревоги может быть опаснее, чем выраженная депрессия.

Если родители, близкие почувствовали возможную опасность, им необходимо отложить все дела, остаться с подростком, ждать, пока пройдет такое настроение, сочувствовать, сопереживать, но, что называется, не лезть в душу. В любой момент надо быть готовыми к общению, не упрекать. Не возлагать на ребенка ожидания ответственности за нереализованные планы и мечты, не поощрять его склонность к самообвинению; постараться не дать подростку стать затворником, стимулировать любые двигательные занятия (совместные прогулки, бег, велосипед, ролики в парке, за городом). При необходимости уговорить обратиться к специалисту (психологу, психотерапевту, психиатру).

В оформлении статьи использованы материалы artchive.ru, thisiscolossal.com, iamachild.wordpress.com

Литература

1. Ушаков Г. К. Клиника заболеваний, физиология и гигиена в подростковом возрасте. М., 1971.

2. Сухарева Г. Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. Т. 1. М., 1955.

3. Кербиков О. В. К учению о динамике психопатий // Избранные труды. М., 1971.

4. Личко А. Е. Психопатия и акцентуация характера у подростков. Л., 1977.

5. Личко А. Е., Александров А. А. О разграничении психопатий и акцентуаций характера по степени выраженности // Патологические нарушения поведения у подростков / Под ред. А. Е. Личко. Л., 1973.

6. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. М, 1979.

7. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста. М., 1979.

Этот номер — отклик на важное событие в жизни православных врачей, которым стала III Международная научно-практическая конференция «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы современности», состоявшаяся в рамках Санкт-Петербургского Церковно-медицинского форума в интернет-формате.

Читать анонс полностью