Церковно-медицинский журнал

Церковные и научные критерии допустимости «западных», «восточных» и новых медицинских методик для классической российской аллопатической медицины

Автор:Протоиерей Сергий Филимонов
16 Июля 2022

 


Протоиерей Сергий ФИЛИМОНОВ,
кандидат богословия,
доктор медицинских наук, профессор,
председатель Общества православных
врачей Санкт-Петербурга
им. свт. Луки (Войно-Ясенецкого)


Среди практик, объединяемых термином «восточная медицина», наиболее известны китайская, тибетская, корейская, индийская (аюрведическая) и японская. Существует мнение некоторых представителей Церкви, что абсолютно вся восточная медицина недопустима для христианина. Можно ли утверждать это столь категорично?

Прежде всего, отметим, что не следует соединять в одно понятие японскую, китайскую, корейскую и аюрведическую медицину, так как они существенно отличны. Это все равно что объединять терапию, хирургию, офтальмологию, отоларингологию и флебологию. Каждая практика должна оцениваться и рассматриваться конкретно. У каждой есть положительные и отрицательные стороны с точки зрения и духовной, и медицинской. Христианину не возбраняется прибегать к тому или иному восточному методу, если метод имеет фундаментальную научную медицинскую основу и не противоречит православному вероучению. Огульно отметать все ветви восточной медицины неправильно. Многие христиане получают от них выздоровление. И безусловно, вопрос выбора допустимой, безопасной и эффективной системы лечения является здесь ключевым.

В настоящей статье предлагается к рассмотрению достаточно сложный вопрос о критериях допустимости или недопустимости медицинских методик. Основная сложность состоит в том, что все методы лечения созданы и существуют в собственных исторических, культурных, религиозных и этнических традициях, то есть находятся каждая в собственной системе координат. Они всегда есть результат опыта, накопленного в конкретной стране и, соответственно, привязанного к конкретной географической территории, погодным условиям, питанию и микроэлементам, входящим в состав продуктов, которые рождает здесь земля. Для того чтобы разработать критерии допустимости для нас медицинских методик, старых и новых, западных и восточных, и пользоваться ими как своего рода аналитическим фильтром, необходимо очертить систему идеологических координат классической российской аллопатической медицины. При этом следует осознавать, что мы оцениваем те или иные системы лечения не с точки зрения позиций создавших их Востока и Запада, а с точки зрения отечественной идеологии лечебного процесса, сочетания со своими методиками и лекарственными препаратами.

В данной статье предлагается алгоритм оценки допустимости любых медицинских систем лечения — алгоритм, который служит одновременно и духовным, и медицинским фильтром и дает возможность поэтапного рассмотрения каждой конкретной методики.

Духовные критерии

Начинать следует с духовной составляющей. Первый и наиважнейший критерий — соответствует ли православной вероучительной истине данная методика, независимо от времени и места своего возникновения. Или, проще говоря, не нарушает ли она заповеди Божии и соответствует ли духу Священного Писания.

В Библии есть немало мест, описывающих те или иные медицинские методики древности. Часть медицинских постулатов прямо указаны Богом как подлежащие исполнению. При этом в библейских указаниях следует различать духовную и физиологическую составляющие. Дело в том, что люди того времени не имели достаточной санитарно-эпидемической грамотности, и Господь Сам просвещал Свой народ, давая ему правила, которые должны были обеспечить физическое выживание народа в пустыне, а потом в Земле Обетованной.

Второй вопрос, которым необходимо задаваться: соответствует ли данная методика апостольским правилам? Правила 21–23, 51, 53, 57, 63, 64, 69 Святых Апостолов прямо или косвенно связаны с медицинскими аспектами, с псевдодуховными и псевдомедицинскими заблуждениями, не соответствующими апостольскому учению [1]. Так, например, 64 апостольское правило гласит, что христианам и клирикам по субботам поститься нельзя. Даже классическое управляемое клиническое голодание лучше проводить в те периоды, когда Церковь установила многодневные посты. Но некоторые новомодные фитнесс-системы накладывают запрет на употребление скоромной пищи в непостные дни ради сохранения фигуры, минимизации поступления в организм калорий и оздоровления. Правило 63 воспрещает вкушать кровь животных и мясо с кровью, что в Священном Писании ранее было запрещено законом Моисеевым (Лев. 17:14–15). Духовное лицо, уличенное в употреблении их в пищу, извергается из священного сана, а мирянин отлучается от Святого Причащения. Тем не менее сегодня предлагается использовать кровь убойных животных в пищевых и медицинских целях [2], разрабатываются продукты на основе крови животных для профилактики и лечения железодефицитной анемии (Гематоген, Гемолад и проч.) как биологически активные добавки к пище, дополнительный источник железа для детей и взрослых.

Мнение Церкви о том или ином медицинском явлении формулируют также Деяния Вселенских и Поместных Соборов [3] и правила Святых отцов [4]. Правила 29, 30, 59, 67, 91, 100 VI Вселенского собора прямо или косвенно связаны с медициной. Определенные апологетические моменты регламентируют правила для беременных (2-е правило Дионисия Александрийского, 8-е правило святителя Тимофея Александрийского), для больных и истощенных людей, дают указания в отношении потерявших психическое здоровье и не могущих за себя отвечать, что особенно актуально в современной реанимационной практике (54-е правило Карфагенского Собора, 4-е и 14-е святителя Тимофея Александрийского), определяют меру поста для больных и рожениц (8-е и 10-е правила святителя Тимофея Александрийского, 1-е и 28-е святителя Григория Нисского, 1-е святителя Григория Неокессарийского) и так далее. Так, правило 91-е называет использующих зелья для изгнания плода убийцами, как и 21-е правило Анкирского Собора об истреблении плода, и 2-е правило I послания святителя Василия Великого о погубивших плод. О недопустимости использования чародейства, волхования, астрологии и волшебства с целью излечения от болезни и привораживания свидетельствуют 24-е правило Анкирского Собора, 36-е Лаодикийского, 65-е и 83-е III послания святителя Василия Великого, 3-е святителя Григория Нисского.

Следующий этап духовной оценки медицинской системы — определение того, не противоречат ли ее основания основным документам и решениям Поместных Соборов Русской Православной Церкви. Основополагающим документом в настоящее время является социальная доктрина Русской Православной Церкви в области биомедицинской этики и медицинских технологий [5].

Проведя этот первичный духовный скрининг, мы обнаруживаем, что, к примеру, фетальная терапия, эксперименты над эмбрионами и редактирование генома его не проходят. Непропуск через духовный фильтр делает методику недопустимой к использованию.

Признаки истинного Предания

В своих оценках различных явлений жизни Церковь опирается на истинное Предание, признаки которого были изложены преподобным Викентием Леринским [6]. Эти признаки позволяют провести духовный анализ тех или иных методик и систем, независимый от территории, государства, этноса и социокультурного пространства, где они проявились.

«В самой же Вселенской Церкви всеми мерами надо держаться того, во что верили повсюду, всегда и все. Следовать всеобщности, значит признавать истинной только ту веру, которую исповедует вся Церковь на всем земном шаре. Следовать древности, значит ни в коем случае не отступать от того учения, которого несомненно держались наши святые отцы и предки. Следовать, наконец, согласию, — значит в самой древности принимать только те вероопределения и изъяснения, которых держались все, или, по крайней мере, почти все пастыри и учители».

Преподобный Викентий Леринский

Рассмотрим эти признаки. Первый признак — «везде» — означает, что данное явление было признано не только Элладской, Антиохийской, Русской или иной Поместной Церковью, было мнением не отдельных отцов, «consensus patrum», а признано повсеместно.

Второй признак Викентия Леринского гласит: доверять можно тому, что было признано издревле. Из опыта мы знаем, что именно время расставляет все по местам. Как говорил Гамалиил, знаменитый учитель Синедриона, «если это предприятие и это дело от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его» (Деян. 5:38–39), и оно непременно останется. Сохраняется только то, что Богом благословлено и предусмотрено.

Третий принцип Викентия Леринского — истинно то, что было признано всеми.

Указанные признаки можно экстраполировать на понимание допустимости того или иного медицинского метода.

С. Ганеман «Органон врачебного искусства»

Возьмем, в частности, гомеопатию. Она существует уже около 300 лет. За это время вполне могла бы прекратить свое существование, но нет, она продолжается. Гомеопатическое лечение Самуэля Ганемана было эффективно во времена разных эпидемий, при хронических и острых заболеваниях; оно показало и показывает до настоящего времени свою пользу.

Основные принципы гомеопатии соответствуют основным принципам христианским: «Смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». Наши святые отцы — Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский, Феофан Затворник — одобряли гомеопатические методы и лечение подобного подобным видели обоснованным и правильным с духовной и научной точки зрения. «Гомеопатия может помогать во всяких болезнях, но надо угадать подходящее лекарство», — писал святитель Феофан Затворник. «Ваше учреждение или ваш метод лечения болезни имеет своим девизом пословицы древних мудрецов-гомеопатов Similia similibus curentur, — метод самый разумный и верный. Сама божественная Премудрость не нашла более верного средства ко врачеванию недугующего грехом и бесчисленными болезнями человечества, как врачевание подобного подобным. И вот Творец Сам снизошел к Своей твари, восприняв на Себя всю природу человека, кроме греха и страстей его», — сказал праведный Иоанн Кронштадский в речи на открытие гомеопатической больницы [7].

Таким образом, приложив к оценке гомеопатии критерии преподобного Викентия Леринского, мы убеждаемся, во-первых, что она прошла проверку временем, во-вторых — проверку эффективности у хронических и острых больных, и в-третьих, проверку распространенности — хотя споры о ней продолжаются по сей день, она, тем не менее, широко применяется как у нас, так и за рубежом.

Мы, современные врачи, тоже комбинируем лекарственные препараты растительного происхождения, антибиотикотерапию и гомеопатические препараты, чтобы комплексно лечить больного с тем или иным заболеванием в той или иной фазе. Можно ли монотерапевтически применять гомеопатические препараты при остром процессе? Да, это можно, но это может оказаться дилетантским подходом. В лечении любого заболевания есть определенная этапность. Возьмем, например, гайморит. В острой его фазе неоходима пункция гайморовой пазухи для эвакуации гноя, потому что без этого может развиться внутричерепное осложнение. Во второй фазе проводится активное промывание, дренаж и введение антибиотиков, дезинтоксикационная терапия. А на следующем этапе, когда идет очищение пазухи, уже добавляется гомеопатический препарат, который имеет весьма высокую эффективность именно в этой стадии лечения. Так что каждый препарат должен быть назначен в определенное, наилучшее для его использования время, которое соответствует патофизиологическим процессам. Схема лечения не может быть жесткой. Для успешного лечения больного необходимо комбинировать разные средства, учитывая временные реалии и патофизиологический ответ организма на болезнь и на эффективность применяемого препарата.

В 60-е гг. XX в. в некоторых терапевтических клиниках, в частности, в школе профессора Вадима Габриэлевича Вогралика, блестящего ученого-клинициста, создавшего одну из крупнейших терапевтических школ страны, изучались биологически активные точки (БАТ) на поверхности тела. В его монографиях указаны точки для воздействия стальными иглами при разных заболеваниях [8]. Современные методы диагностики подвели научную основу под древние китайские манипуляции с БАТ. Оказалось, что эти точки находятся на пересечении нервных сплетений, где образуются более плотные пучки нервных окончаний, и при воздействии на них можно получить соответствующую физиологическую реакцию. Например, в барабанной полости есть место пересечения ответвления многих нервов, в частности, вагуса (блуждающего нерва), глоссофарингеуса (глотоязычного нерва) и др. — так называемый промонториум. При хирургическом воздействии на промонториум можно избавить пациента от ушного шума или локализовать ряд патологических процессов в среднем ухе.

Точки, определенное воздействие на которые производит соответствующий эффект, располагаются в разных, точно определенных местах под кожей — на кистях, спине, груди, голове, стопах. Так, даже простое надавливание пальцем на точку у основания корня носа повышает артериальное давление во время обморока и даже при гипотонии. Напротив, понижает высокое артериальное давление крепкое сжатие мочки уха. Все это связано с рефлексами. В офтальмологии известен, например, рефлекс Ашнера: при нажатии на глазные яблоки возникает давление на дугу блуждающего нерва, что рефлекторно понижает частоту сердечных сокращений вплоть до брадикардии.

С появлением новых способов использования излучений (лазерного, инфракрасного, светового и проч.) у нас в стране начала активно развиваться лазерная акупунктура как в своем классическом варианте, так и с использованием терапевтических лазеров с разной длиной волны. Исследования в этой области подтверждают, каким образом воздействие волн той или иной длины на ту или иную БАТ дает определенный положительный или отрицательный результат. Знания, накопленные иглорефлексотерапевтами Китая, сегодня изучены и углублены западными учеными и врачами. Лазерная акупунктура имеет веские достоинства: при ней не применяются иглы, которые требуют стерилизации для профилактики вирусного гепатита и СПИДа, энергетическое воздействие на точку происходит бесконтактно, а терапевтический эффект тот же. Кроме того, иглорефлексотерапия, как и гомеопатия, используется во всем мире. Таким образом, мы приложили к акупунктуре все три критерия преподобного Викентия Лерийского — долговременность, эффективность и повсеместность использования — и пришли в выводу, что ее использование не идет вразрез с требованиями Предания Церкви.

Классическая иглотерапия также используется без мантр или эзотерических практик, это обычное терапевтическое воздействие.

Понятна осторожность священников, которые не благословляют использовать иглорефлексотерапию. Не зная основ этого метода и его последствий, они оберегают своих духовных чад от возможных влияний восточных духовных практик. Их позиция вполне обоснованна, потому что они отвечают за жизнь и здоровье людей, вверенных им Господом. Поэтому лучше, если священнослужители будут благословлять разбирать эти вопросы высокопрофессиональных врачей, которые знают как нашу аллопатическую западную медицину, так и классические восточные. Зная врача, доверяя ему, они уберегут своих чад от духовного повреждения и благословят на лечение, которое, быть может, существенно поправит их здоровье.

Доказательная база

Помимо церковных система лечения должна удовлетворять критериям научности. Проще говоря, она должна быть доказано безопасной и эффективной или, иначе говоря, иметь доказательную базу — однозначную научную аргументацию своей применимости.

Достоверная научная аргументация — важный критерий допустимости той или иной методики. Возьмем, к примеру, муковисцидоз. Прежде многие больные им не доживали до 18–20 лет. Развитие молекулярной биологии и синтезирование новых препаратов позволили продлить жизнь таких больных до 30, даже до 40 лет, что уже дает резерв времени для пересадки легких. Научное исследование генетической составляющей данной болезни реально увеличило продолжительность их жизни.

Научно-доказательная база позволяет пресечь пустые дилетантские мнения, опирающиеся на «высказывания старцев» и «интуицию». Лечение человека — это не богословие, это медицина. К глубокому сожалению, часто приходится сталкиваться с тем, что полупрофессиональные или вовсе далекие от медицины церковные и околоцерковные люди высказывают свои «за» или «против» определенных лечебных методик, опираясь на собственные взгляды и установки. Это представляется недопустимым, более того, преступным, потому что наносит людям вред и дискредитирует медицину. А доказательная база — это результат точного научного исследования, и ответственный священнослужитель примет данное свидетельство.

Под критерий доказательности пока что не подпадает, к примеру, гомеопатия. Механизм действия гомеопатического вещества до конца не изучен. Пределы нашего понимания в классической системе координат до последнего времени не простирались далее числа Авогадро, где корпускулярные свойства того или иного лекарственного препарата теряются и на их место выходят волновые. (Один моль — это количество любого вещества, содержащее 6,02х1023 (число Авогадро) частиц (атомов, молекул, ионов, электронов или любых других объектов. Если одномолярный раствор (1 моль/л) гомеопатического средства подвергнуть последовательным многократным разбавлениям, то в литре раствора с индексом разведения 12С (это 10-23) одна молекула этого средства будет содержаться с вероятностью 60%. В типичной дозе гомеопатического средства используют миллионные доли литра раствора, поэтому единичные молекулы средства с индексом разведения 12С будут встречаться лишь в нескольких из миллионов доз. Рекомендованная Ганеманом (1755–1843) и до сих пор популярная у гомеопатов степень разведения 30С (то есть 10-60) считается противниками гомеопатии полностью лишенной физического смысла.) Здесь действуют совершенно иные законы — законы физики микромира с ее квантовой, кварковой и пр. областями. Невозможность объяснить и доказать то, что реально существует и приносит пользу, говорит не о ложности метода, а о несовершенстве научных исследований, требующих своего продолжения.

Так, еще в 2002 г. на базе Санкт-Петербургского исследовательского института микробиологии и эпидемиологии им. Л. Пастера проводились исследования, целью которых была экспериментальная демонстрация так называемого фактора гомеопатии как одного из защитных механизмов организма. А. А. Комисаренко и Л. В. Салычевой с сотрудниками [9] были продолжены классические эксперименты Мечникова и Эрлиха. Они открыли явление, которое назвали волновым иммунитетом посредством гомеофактора. Открытый ими антитоксический иммунный эффект создает благоприятные условия для фагоцитоза, который происходит спустя 8–10 часов после инфицирования. Исследования в этой области продолжаются.

Всегда следует учитывать ограниченность наших знаний и быть готовым, что дальнейшее развитие науки расставит по своим местам то, что в настоящем представляется малопонятным и пока не подведено под строгую научную аргументацию.

Важность первичной диагностики

Когда у пациента наличествует сочетание разных заболеваний, например, артериальная гипертензия вместе с сахарным диабетом и почечными нарушениями, терапевт назначает необходимые лекарственные препараты с учетом их фармококинетики, фармакодинамики и взаимодействия в крови. Так же точно при иглоукалывании иглу ставят не в одну точку, а используют их разные комбинации в зависимости от букета имеющихся заболеваний. Используя определенные потенциалы точек, воздействуют на всю нейроцепь. В разных ситуациях используются разные иглотерапевтические комбинации, и тем самым достигается терапевтический эффект. Нет единой схемы, которая лечит все. Каждая индивидуальна, и от искусства как врача-аллопата, так и иглотерапевта зависит учесть особенности заболевания конкретного человека и правильно подобрать схему воздействия.

И в иглотерапии, и в медикаментозной терапии, могут возникнуть осложнения. Недоучет механизма действия лекарственного препарата может привести, например, к тому, что, улучшив работу почек, мы до критических цифр повысим артериальное давление. Аналогично, неудачно подобранная схема воздействия на точки может, локализовав головную боль, вызвать болевой синдром в области крупного сустава.

Искусство любого врача — результат его знаний и интуиции. Чтобы применить то или иное лечение, в том числе и иглорефлексотерапевтическое, необходимо сначала провести качественное комплексное обследование. На первичном этапе невропатолог (а иглотерапией должен заниматься врач именно этой специализации) должен поставить точный диагноз, определить причину заболевания. И может оказаться, что требуется совсем не иглорефлексотерапия, а хирургическая операция, когда проводить лечение будет нейрохирург или травматолог. Может обнаружиться опухоль, требующая химиотерапии, и тогда пациент направляется к онкологу. Всегда в первую очередь необходима качественная диагностика, а уже затем соответствующее патогенетическое лечение. И тогда при необходимости, при отсутствии противопоказаний, если диагностика подтверждает, например, что ишиас возник на фоне сосудистых явлений, травм или инфекции, используется уместная в данном случае иглотерапевтическая методика.

Еще раз подчеркнем, что независимо от того, какая методика будет применяться для лечения, — западная или восточная, наша классическая или аллопатическая, — диагностика должна быть проведена на самом высоком уровне, с применением всех возможных методов: МРТ, ФМРТ, УЗИ, позиционно-эмиссионной томографии и пр. Недостаточная или неверная диагностика в состоянии дискредитировать любую систему дальнейшего лечения. В Индии успешно используются масляные, сахарные и фитоприпарки, в Таиланде — общеукрепляющие массажи. Но без предварительной диагностики можно так вправить позвонок, что человек останется инвалидом на всю оставшуюся жизнь, или перевести сравнительно несложное дерматологическое заболевание в разряд неизлечимых. Поэтому всегда необходимо ориентироваться на максимально полную диагностику.

Так, изучая ту или иную биологически активную точку, необходимо определить ее потенциал, правильно подобрать длину светового излучения, оценить состояние центральной и периферической нервной системы в целом и провести соответствующие тесты. Без этого любая лечебная схема окажется профанацией. Безусловно, есть одаренные врачи-самородки, которые могут пальпаторно по пульсу выдать 80 характеристик работы сердечно-сосудистой системы. Но, опять же, они этому учатся по 20–30 лет, этот дар не возникает на пустом месте. Накапливается диагностический опыт и у обычного врача, который зная протокол исследований, этого протокола придерживается и не отходит от классики. Приведу простой пример. В отечественной лор-практике еще 30 лет назад не было эндоскопов, позволяющих провести обширный и качественный осмотр носоглотки. Поэтому не определялось до 40% причин ушных заболеваний. Современное эндоскопическое исследование позволяет быстро поставить точный диагноз, в отсутствие которого лечить пациента можно бесконечно. Приведем клинический пример. Больной с экссудативным средним отитом безуспешно лечился около года; затем после дополнительного обследования у него были обнаружены лимфоидные образования в носоглотке, которые перекрывали устья слуховых труб. После обнаружения причины понадобилось всего три еженедельных ЛИТТ-воздействия на эту лимфоидную ткань, чтобы ее сократить, открыв устья слуховых труб. Можно не один раз оперировать ухо, ставить шунты, но это не даст нужного результата, так как существует первопричина заболевания, и диагностическая задача врача — выйти на эту первопричину. Успех лечения и выздоровление пациента зависит, в первую очередь, от того, насколько качественно удалось определить ключевое звено в патофизиологическом процессе и эффективно воздействовать на него.

Итак, всегда необходимо помнить ключевое правило: Qui bene diagnoscit bene, curat — кто хорошо диагностирует, тот хорошо лечит. Качественная диагностика — залог уважения к применяемой системе лечения, ее результативности и предотвращение ее необоснованной дискредитации.

Об индивидуальном подходе к лечению

Большое значение в медицине имеет личностный фактор. Утверждение, что восточная медицина действенна там, где аллопатическая бессильна, — непрофессионально и сомнительно. В зависимости от заболевания, и состояния, и многих других факторов, в том числе личностных, может помочь либо одно, либо другое. Пациенту следует использовать любые допустимые методики лечения, скорректировав их со своим лечащим врачом.
Понятие «личностный фактор» относится не только к пациенту, но и к врачу. Из стен медицинского вуза выходит не абстрактное аморфное существо и не медицинская система, а молодой специалист, вооруженный знаниями и умениями, определенными текущим уровнем развития медицины. Этот медик — выученик той или иной медицинской школы, возглавляемой уникальной личностью, т. е. научным руководителем, который определяет развитие перспективных направлений, новые схемы лечения, подбор лекарственных препаратов и т. д.

Большая ошибка — формальный, шаблонный подход к применению той или иной методики. Все-таки в реальности конкретный врач лечит конкретного больного, а не болезнь. Это главный принцип российской медицины. Если неправильно подобран слуховой аппарат или сделан некачественный адаптивный ортез, то как бы ни была разрекламирована та или иная методика или медицинская фирма, то они дискредитируются. Мы лечим больного, учитывая фенотип, генотип, различные индивидуальные факторы: степень нагрузки на работе, болезни, которыми переболел пациент, психологическую обстановку в семье, характер препаратов, которые пациент уже принимает. Конкретный врач, представитель конкретной медицинской школы соединяет имеющиеся в его арсенале знания, опыт, интуицию с возможностями конкретного лечебного учреждения, чтобы назначить лечение конкретному больному. Всегда следует помнить и раз от раза повторять: мы лечим не болезнь, а больного. Чрезмерно акцентируясь на вопросе, «хороши ли методики Запада или Востока», мы уходим от главного — от врача, который определяет лечение в случае острой патологии или долговременного хронического заболевания. Пациенту не следует использовать никакие методы и системы, ни восточной, ни западной медицины, не скорректировав их со своим лечащим врачом. Среди врачей, воспитанных на западных традициях (к ним относится много российских медиков), есть и те, кто вдумчиво использует определенные методы восточного лечения, считая, что в ряде случаев они могут принести больному пользу, а в некоторых — навредить.

Максимальный эффект дает комбинация разных методов. В лечении подход всегда индивидуальный. Например, при вялотекущих хронических заболеваниях, которые трудно поддаются естественной терапии, может быть применена гомеопатия (западный метод) или иглорефлексотерапия, акупунктура (восточные методы). Ряд хронических заболеваний, особенно нервной системы, поддаются лечению рядом восточных медицинских практик. При травмах крупных суставов, повреждении связок возможно выделение синовиальной жидкости в суставные сумки. Для уменьшения ее объема можно произвести пункцию коленного сустава, а можно использовать и метод чжен цзю-терапии (тибетская медицина): при прогревании активных точек полынными сигарами происходит активный отток жидкости из сустава, выздоровление суставной сумки, снятие воспаления. Головные боли, даже мигрени снимаются с помощью аурикулотерапии — это микроиглотерапия, один из видов иглорефлексотерапии. Воздействием на ушную раковину можно скорректировать различные следствия повышения или понижения артериального давления. Во многих лечебных учреждениях санаторно-курортного типа врачи используют восточные наработки в комбинации с обычной физиотерапией, мануальной терапией, медикаментозным лечением и фитотерапией. Многое хорошо, если используется под наблюдением лечащего врача. Большая ошибка — заниматься разнообразными профилактическими оздоровлениями без врачебного контроля, поскольку хорошие и эффективные в целом методики могут не принести ожидаемой пользы и даже навредить, дискредитировав тем самым целые лечебные направления.

Об учете личности пациента

Все приведенные рассуждения до сих пор не касались еще одной уязвимой точки — личности пациента. Исследователи насчитывают от 6 до 15 типов личности больных.

Классика взаимодействия с пациентом была описана еще в 1990-е гг. Норбертом Александровичем Магазаником [10]. Беседа с пациентом может оказаться ключевым фактором успешности той или иной методики и результативности лечения в целом. Это объясняется тем, что менталитет пациентов очень различен и зависит от личности, воспитания, образования, социально-бытовых условий его жизни и многих других факторов, влияющих на адекватность восприятия им информации, которую подает врач.

    

Н. А. Магазаник (р. 1929 г.)

Многие современные методики не являются чем-то принципиально новым. Новые красивые названия и соответствующее пиар-оформление привлекают к их использованию неискушенных и неопытных людей. Возьмем, к примеру, кинезотерапию. Фактически это лечебная физкультура и оздоровительные упражнения, но слово «кинезотерапия» звучит свежо и современно. Понятно, что, выбирая между «лечебной физкультурой» и «кинезотерапией», человек, не искушенный медицинскими познаниями, что бы ни говорил ему врач, может отдать предпочтение красиво названной методике.

Больной может не слышать доктора и не доверять ему, прочитав ту или иную информацию в социальных сетях и сложив определенное мнение относительно существующих методик.

Мнение, кстати, является понятием духовным. Преподобный Варсонофий Великий говорит, что мнение — это предел гордости, пагубное самообольщение. «Мнение, — читаем мы в его наставлениях, — отчуждает человеков, зараженных им, от Искупителя» [11]. Ум, проникнутый мнением, глух к истине, зараженный им пациент не в состоянии адекватно воспринимать информацию, которую старается донести до него в данном случае врач. Подобное неслышание, к сожалению, весьма типично. В этом случае даже информированное согласие пациента на то или иное инвазивное или неинвазивное лечение не является гарантом его доверия врачу и медицинскому методу.

Алгоритм оценки медицинской методики

Подводя итог вышесказанному, предложим окончательный алгоритм оценки с религиозной и научной точек зрения любой новой или старой медицинской методики и возможности ее использования в классической аллопатической «российской» медицине — независимо от времени возникновения, места происхождения, традиционности для той или иной группы населения или географической территории.

Этот алгоритм представляет собой последовательный двойной скрининг оцениваемой методики или системы.

I. Духовный

1) соответствие (или отсутствие противоречий) духу Священного Писания, Предания и заповедям Божиим;

2) соответствие Апостольским правилам;

3) соответствие постановлениям Вселенских Соборов и правилам святых отцов;

4) соответствие Социальной доктрине Русской Православной Церкви и документам Священного Синода.

II. Медицинский

1) применимость методики на протяжении долгого времени;

2) повсеместность ее использования;

3) доказанная эффективность на протяжении ее существования;

4) научно-доказательная база (научное подтверждение и объяснение) методики.

Напоследок еще раз подчеркнем, что мы не можем и не должны входить в систему координат того или иного народа, той или иной культуры, потому что наша задача — ориентироваться на свои традиции, установки, требования и воззрения.

Литература

1. Книга правил святых апостол, святых Соборов Вселенских и Поместных, и святых отец. М. : Русский Хронографъ, 2020.
2. Артюхина М. В., Лунева Р. А. Использование крови убойных животных на пищевые и медицинские цели // Молодежь и наука. 2017. № 3. С. 168–173. URL: http://min.usaca.ru/uploads/article/attachment/ 2443/Артюхина_М.В._Лунева._Использование_крови_ убойных_животных_на_пищевые_и_медицинские_цели.pdf (дата обращения: 04.10.2021).
3. Деяния Вселенских Соборов [Электронный ресурс] // Азбука веры [православный портал]. URL: https://azbyka.ru/otechnik/dejanija-vselenskikh-soborov-tom1/ (дата обращения: 04.10.2021).
4. Правила Святых Отцов Православной Церкви [Электронный ресурс] // Электронная библиотека Одинцовского благочиния [сайт] URL: http://www.odinblago.ru/kanonika/pravila_sv_otcov/ (дата обращения: 04.10.2021).
5. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви [Электронный ресурс] // Официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/419128.html (дата обращения: 04.10.2021).
6. Преподобный Викентий Леринский. О вероизложениях вообще, или об общем характере православной догматики [Электронный ресурс] // Азбука веры [православный портал]. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Vikentij_Lirinskij/o_veroizlozheniyah/ (дата обращения: 05.10.2021).
7. Святые отцы и пастыри Церкви о гомеопатии [Электронный ресурс] // Вера православная [сайт]. URL: https://verapravoslavnaya.ru/?Svyatye_o_gomeopatii (дата обращения: 04.10.2021).
8. Вогралик В. Г., Вогралик М. В. Иглорефлексотерапия. Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1978.
9. Комиссаренко А. А., Салычева Л. В. Биологические механизмы защиты организма и гомеопатический феномен. // Международный медицинский журнал (IMJ). 2000. № 4. C. 242–246.
10. Магазаник Н. А. Искусство общения с больными. М.: Медицина, 1991.
11. Святитель Игнатий Брянчанинов. Отечник. Избранные изречения святых иноков и повести из жизни их [Электронный ресурс] // Предание.ру [православный портал]. URL: https://predanie.ru/book/71588-otechnik/ (дата обращения: 05.10.2021).

Двадцать первый выпуск журнала «Церковь и медицина» посвящен важному событию для православной медицинской общественности, состоявшемуся в 2021 г. — VI Всероссийскому съезду православных врачей в рамках XXI Международных образовательных чтений. Актуальной темой, нашедшей отражение в журнале, стали вопросы эпидемиологии, диагностики, лечения и профилактики новой коронавирусной инфекции. Второй ведущей темой медицинского форума стали проблемы биомедицинской этики в современном мире, уходящие своими корнями в различные пласты Российской и общемировой истории. О наиболее значимых православных медицинских конференциях и других событиях, состоявшихся в нашей стране с мая по декабрь 2021 г., сообщается в публикациях рубрики «События, факты, комментарии»

Читать анонс полностью