Церковно-медицинский журнал

Улица Доктора Гааза

Автор:И. А. Дронов
27 Марта 2020

Введение

19 июня 2017 г. постановлением правительства Москвы безымянному проезду на юго-западе столицы было присвоено наименование «улица Доктора Гааза». В Москве много улиц, названных в честь знаменитых врачей, но эта — первая, в названии которой использовано слово «доктор».
Почему же фамилия Гааз стала неотрывна от слова «доктор»? В данной статье будут представлены ключевые факты и некоторые истории из биографии доктора Гааза, которые помогут найти ответ на этот вопрос.

До приезда в Россию

Мемориальная доска на доме в Кельне, где
была 
гимназия, в которой учился доктор Гааз

Фридрих Иосиф Лаврентий Гааз, известный в России как Федор Петрович Гааз, родился в Бад-Мюнстерайфеле (город в Германии, недалеко от Кельна) в 1780 г. Его семья имела отношение к медицине: отец был аптекарем, а дед — хирургом. В семье было 8 детей, все получили хорошее образование, но врачом стал один. Учился Гааз в католической школе, затем изучал математику, философию, медицину в университетах Йены, Геттингена и Вены.

С 1802 г. Гааз начал работать в Вене врачом, где практиковал в офтальмологии и пользовался успехом как хороший специалист. В 1806 г. он успешно провел операцию на глазах князю Н. Г. Репнину-Волконскому, после чего получил предложение его супруги Варвары стать семейным врачом и поехать в Россию. 3 февраля 1806 г. в Вене был заключен договор найма между княгиней Репниной и господином Гаазом, доктором медицины, согласно которому Гааз «в качестве врача принимал на себя заботу о лечебном пользовании ее Светлости княгини Репниной, всей ее семьи и прислуги, причем не только в городе Петербурге, но также и в деревне и повсюду, где ее Светлость будет находиться. Он обещает и обязуется нести эту службу в течение четырех лет» в обмен на предоставление жалования, продовольствия и слуги. В одном из пунктов договора значилось, что Гааз имеет право также заниматься врачебной деятельностью по своему желанию.

Первые годы в России

В России Гааз очень быстро становится известной личностью благодаря высокой образованности и благонравному поведению. Вот что рассказывали про него родственники и приятели Репниных: «Учен не по летам. В медицинских науках все превзошел. Латынь и греческий не хуже своего немецкого и французского знает; в математике, физике и астрономии весьма сведущ; по философии… В Священном Писании начитан редкостно, все Евангелия наизусть помнит. А уж богобоязнен, благонравен вовсе беспримерно; не пьет, ни в карты, ни в кости не играет, никому злого слова не скажет... Однако не ханжа: своими добродетелями не чванится, чужих грехов не судит, не пересуживает. Напротив, о любом и каждом норовит сказать хоть что-нибудь доброе, похвальное. Ласков и приветлив без корысти; перед сильными и богатыми не искателен; с простолюдинами, с прислугой — кроток и милостив».

Гааз успешно лечит семью князя Репнина и других аристократов. Он приобретает роскошный дом в Москве и имение в Тишково с суконной фабрикой. В то же время доктор оказывает бесплатную медицинскую помощь бедным.

Однажды княгиня Репнина представила Гааза императрице Марии Федоровне, вдове Павла I, которая активно занималась благотворительностью. На императрицу доктор также производит благоприятное впечатление, и в 1807 г. она принимает решение назначить Гааза главным врачом Павловской больницы в Москве (ныне ГКБ №4), где оказывают помощь малоимущим. В приказе московского губернатора Д. С. Ланского по данному поводу сказано: «Ее императорское величество находит его достойным быть определену в Павловской больнице над медицинскою частью главным доктором».

В 1809 г. и 1810 г. Гааз после тяжелой инфекционной болезни выезжал на Кавказ, где изучал минеральные источники, а также растения. Исследования он обычно проводил на себе: пил различные воды до и после еды, наблюдал за своим самочувствием и пищеварением. Также выпаривал воду и проводил химические опыты с твердыми остатками. По результатам этих исследований в 1811 г. Гааз опубликовал научный труд «Мое посещение Александровских вод», который являлся по сути первым изданием в России, посвященным бальнеотерапии (один из источников Кавказских минеральных вод носит название «Гаазовский»). Наверное, уже это позволило бы внести имя Гааза в историю российской медицины. Но известность доктор получил благодаря совсем другой деятельности.

Необходимо отметить, что доктор Гааз не только не пытался противопоставлять науку и религию, но видел медицину и христианскую веру как единое целое. Вот что он пишет о здоровье, болезнях и врачах: «Всякий человек получает от Бога здоровье, здоровую природу. И всякий человек должен разумно заботиться о своем здоровье, ибо оно есть подарок Всевышнего. Почему бывают болести? Есть разные болести: от плохая пища; от плохие напитки; от плохой воздух; от сильный холод или от сильный жар; от раны, кои наносит оружие, огонь, разные несчастные случаи; от сильное беспокойство или сильное утомление души и тела... Можно сказать: наше здоровье от неба, от Божественного разума, а наши болести — от земли, от человеческого неразумия... Поэтому все болести надо лечить разумно и уповая на Бога. Надо помнить все, что велит наука медицины, помнить все, что велит опыт, и надо иметь любовь. Настоящий доктор медицины должен быть настоящий христианин. Он должен любить всякий больной, и тогда он будет внимательно смотреть и понимать его болесть. Будет понимать не только глазами, ушами, носом, пальцами, но будет понимать умом и сердцем. И еще он должен иметь разумение, как спасать здоровье».

Возвращение в Россию

Во время Отечественной войны 1812 г. и заграничного похода 1813–1814 гг. Гааз добровольно отправляется служить хирургом в русскую армию. На обратном пути он заезжает в родной Бад-Мюнстерайфель и несколько месяцев проводит на родине, ухаживая за тяжелобольным отцом, который умирает на его руках. Несмотря на уговоры матери и братьев Гааз принимает решение вернуться в Москву. После этого доктор уже никогда не покидает Россию.

Весной 1825 г. по распоряжению генерал-губернатора Москвы князя Голицына Ф. П. Гааз стал штадт-физиком, то есть главным врачом города. К работе на этой должности он относился с огромной ответственностью; с утра и до позднего вечера он разъезжал по больницам: ходил по палатам, перевязочным, больничным кухням, кладовым и прочим службам. Писал донесения, жалобы, ходатайства, просьбы, мольбы. Многие бумаги сам отвозил в Медицинскую контору, генерал-губернатору, гражданскому губернатору и прочим начальникам.

Гааз разработал первые в России положения о работе городской неотложной помощи, ходатайствовал об учреждении в Москве особого врача для наблюдения внезапно заболевших и организации попечения нуждающихся в немедленной помощи.

Интересен факт, что свое жалование Гааз отсылал своему предшественнику на данной должности, который, по его мнению, был уволен несправедливо, по доносу. А тем временем медицинский инспектор писал доносы, в которых уверял, что «лекарь Гааз находится не в здравом душевном состоянии», а его действия «безрассудны, вызывают лишь смущение служащих и больных». Летом 1826 г. Гааз подал в отставку, не выдержав бесконечных обвинений.

Портрет доктора Гааза

В конце 1825 г. в России случилось событие, которое никого не могло оставить равнодушным — в Петербурге произошло декабрьское восстание. Свое мнение об этом событии высказал и доктор Гааз: «Я помню хорошо, как было у нас, когда приходила французская армия. Я был отрок 13–14 лет, я тоже кричал “вив ля републик, аба ля тирании” (да здравствует республика, долой тиранию). Я тоже очень хотел эгалите, либертэ, фратернитэ (свобода, равенство, братство). Но мой батюшка, очень добрый и очень умный аптекарь и мой очень добрый учитель, очень умный прелат объясняли: “Ты есть наивный глупый юнош, ты просишь свобода, но свобода всегда была, везде есть, свободу нам дал Спаситель Христос. Каждый человек может свободно решать: хорошее дело он хочет делать или дурное, доброе или злое. И равенство всегда было и есть, самое главное равенство перед небом. Великий аристократ и маленький поселянин суть равные, если они добродетельны, а хороший работник есть перед Богом более высокий человек, чем плохой король. И братство всегда было. И всегда может быть; надо лишь помнить уроки Спасителя, Нагорную проповедь, послания апостолов”». 

Будучи глубоко верующим, Гааз, тем не менее, общался и даже дружил с воинствующими атеистами, чем вызывал естественные упреки единоверцев. Однако Гааза упреки не смущали. Вот что он писал о дружбе с графом Зотовым, которого называли «почитателем безбожных энциклопедистов» (энциклопедисты — группа французских ученых, которые составляли универсальный справочник во второй половине половине XVIII века; многие из них были атеистами): «Я люблю графа Николай Николаевича. И в этой любви нет никаких противоречий. Поелику я есть христианин, я ненавижу грех, но люблю грешника. А Николай Николаевич есть грешник в своих речах, но в своих делах, в своей душе он добрый, очень добрый, очень разумный, благородный человек. И он есть совсем настоящий христианин. Например, он любит меня, хотя я его противник, я кричал на него, говорил гневливо... А он живет точно, как велел Спаситель: любите ненавидящих вас».

Деятельность в Комитете попечительства о тюрьмах

В 1829 г. Гааз был назначен секретарем московского Комитета попечительства о тюрьмах и главным врачом московских тюрем и пробыл на этой должности более 20 лет.

Именно эта деятельность принесла ему широкую известность и позволила проявить себя как христианина и филантропа. Вот лишь часть того, что удалось доктору Гаазу:

  • добился отмены пересылки осужденных «на пруте» (8–10 человек прикреплялись наручниками к одному пруту, который не снимался весь этап),
  • разработал кандалы весом 6 кг (вместо 16) и обитые изнутри кожей, чтобы ноги не стирались и не обмораживались (при этом испытывал новую модель на себе),
  • настоял, чтобы перестали брить всех подряд заключенных,
  • увеличил пребывание в пересыльной тюрьме с 3 дней до недели,
  • добился, чтобы помещения тюрьмы были теплыми, разделения их на мужские, женские, для рецидивистов и для впервые заключенных,
  • организовал при тюрьме больницу на 120 мест, где являлся главным врачом,
  • распорядился сажать тяжелобольных, престарелых и женщин в телеги,
  • добился строительства при тюрьме гостиницы для родственников осужденных,
  • организовал приют и школу для детей, чьи родители находились в заключении, набрал для школы учителей и сам проводил в ней занятия.

Вот как оценивал деятельность Гааза председатель Петербургского тюремного комитета Лебедев: «В двадцать четыре года своей деятельности успел сделать переворот в нашем тюремном деле. Найдя тюрьмы наши в Москве в состоянии вертепов разврата и уничижения человечества, Гааз не только бросил на эту почву первые семена преобразований, но успел довести до конца некоторые из своих начинаний, и сделал один, и не имея никакой власти, кроме силы убеждения, более, чем после него все комитеты и лица власть имевшие».

А еще доктор Гааз лично общался с осужденными и пытался помочь каждому. Они придумали очень короткую, но емкую поговорку, отражавшую сущность деятельности доктора: «У Гааза нет отказа». Понимая, насколько скудное питание в тюрьмах, доктор на свои средства закупал калачи для осужденных у знаменитого московского булочника Филиппова. Вот что пишет о Гаазе в своих воспоминаниях А. И. Герцен: «Гааз ездил каждую неделю в этап на Воробьевы горы, когда отправляли ссыльных, в качестве доктора. Он ездил осматривать их и всегда привозил с собой корзину всякой всячины, съестных припасов и разных лакомств: грецких орехов, пряников, апельсинов и яблок для женщин. Это возбуждало гнев и негодование благотворительных дам, боящихся благотворением сделать удовольствие».

Для решения проблем, связанных с работой в Комитете попечительства о тюрьмах, Гааз считал своим долгом обращаться ко всем тем, от кого зависело их решение. Вот что он писал московскому генерал-губернатору князю Д. В. Голицыну, который являлся главой Комитета: «Сегодня в прекрасной и христианской Москве имеются три большие тюрьмы… и есть еще тюрьмы малые при полицейских частях. И все эти места, в коих сейчас, сей минут пребывают многие сотни, может, уже больше чем тысяча несчастные люди — пусть они грешные, пусть есть преступные и даже есть злодеи, но все они люди. Крещеные люди. И за них тоже Иисус Христос принял крестную муку и, страдая на кресте, пожалел разбойника. А здесь в христианской Москве страдают в тюрьме больше несчастные, чем преступные!». Не боялся доктор Гааз обратиться и к императору. Николай I во время приездов в Москву обычно посещал тюрьмы, а Гааз как тюремный врач его при этом сопровождал. Однажды один из тюремщиков пожаловался императору: «Ваше величество! Федор Петрович держит в лазарете осужденного старика. А старик давно здоров и должен идти на каторгу!». Николай I грозно обратился к Гаазу: «Это правда?!», в ответ Гааз молча упал на колени, на что император снисходительно сказал: «Ну, полно, Федор Петрович! Вижу, что раскаиваешься, и прощаю тебя». Однако Гааз не встал с колен, чем вызвал удивление императора: «Что тебе еще надо? Я же сказал, что прощаю тебя». Гааз ответил: «Ваше величество! Помилуйте старика — он невиновен!». Видя искренность доктора, император сказал: «Ну, Федор Петрович, ну, Федор Петрович! Будь по-твоему!».

Деятельность доктора  Гааза нашла свое воплощение в художественной литературе. В романе «Идиот» Ф. М. Достоевский описывает такую историю: «В Москве жил один старик, один “генерал”, то есть действительный статский советник, с немецким именем; он всю свою жизнь таскался по острогам и по преступникам; каждая пересыльная партия в Сибирь знала заранее, что на Воробьевых горах ее посетит “старичок генерал”. Он делал свое дело в высшей степени серьезно и набожно; он являлся, проходил по рядам ссыльных, которые окружали его, останавливался пред каждым, каждого расспрашивал о его нуждах, наставлений не читал почти никогда никому, звал их всех “голубчиками”». И хотя в романе не называется фамилия, всем российским читателям того времени было понятно, что речь идет о Гаазе.

О народной славе доктора свидетельствует следующая история. Однажды ночью доктор спешил на вызов к пациенту и шел напрямую через темные переулки. И случилось то, что часто случалось в те годы в Москве: доктора встретили три грабителя и потребовали снять шубу. Доктор обратился к ним: «Голубчики, вы меня только доведите до больного, а то я сейчас озябну. Месяц февраль. Если хотите, приходите потом ко мне в больницу полицейскую, спросите Гааза, вам шубу отдадут». Услышав эти слова, грабители упали на колени: «Батюшка, да мы тебя не признали в темноте! Прости!». Грабители довели Гааза до пациента и сопроводили назад.

Помимо тюремной больницы Ф. П. Гааз также руководил Старо-Екатерининской больницей для бедных. И у него возникали споры с другими известными врачами о том, кого следует принимать в больницы, а кого нет. Вот что писал об этом Гааз главному врачу Ново-Екатерининской больницы, профессору Московского университета, известному хирургу А. И. Полем: «Мой скромный разум всегда подчиняется сердцу. Я прежде всего христианин, а потом уже врач. Справедливее: я стал врачом потому, что я христианин, и я следую всегда побуждениям сердца, повелениям любви. Да-да, сударь мой, именно той христианской любви, о которой апостол сказал, что она выше и веры, и надежды. И мой рассудок следует ей неукоснительно... Любовь врача к ближнему — это прежде всего любовь к страдающему, несчастному, тяжко больному ближнему. Кто более нуждается в нашей любви? Ведь здоровым, благополучным людям — я и таких, разумеется, люблю, и таким, если нужно, помогаю — наша любовь как лакомство после сытного обеда. А беспомощным беднякам наша любовь — хлеб насущный для голодных».

Доктор Гааз был готов не только принимать в свою больницу любых пациентов, но и лично оказывать им помочь. Так, однажды в больницу привезли крестьянскую девочку, умиравшую от осложненной туберкулезной волчанки. Язва на ее лице была настолько зловонна, что даже мать не могла к ней приблизиться. Гааз ежедневно сидел у ее постели, целовал и читал сказки, пока она не умерла.

Будучи немцем по национальности и католиком по вере, Гааз, безусловно, часто получал вопросы от соотечественников и единоверцев о том, почему он служит в православной России. Вот что отвечал доктор Гааз на один из таких вопросов: «Да, я есть немец, но прежде всего я есть христианин. И, значит, для меня „несть еллина, несть иудея…“ Почему я живу здесь? Потому что я люблю, очень люблю многие здешние люди, люблю Москву, люблю Россию и потому, что жить здесь — мой долг. Перед всеми несчастными в больницах, в тюрьмах». Один немец, познакомившись с Гаазом, отозвался о нем так: «Идеи и образ жизни этого человека столь необычны для нашего времени, что он либо дурак, либо сумасшедший, либо святой!»

В Москве Гааз регулярно посещал католические богослужения. Однако часто бывал и в православных храмах, знал тонкости православной литургии. Гааз добился постройки православного храма Святой Троицы на Воробьевых горах рядом с пересыльной тюрьмой. На свои деньги он покупал Евангелия и молитвословы для заключенных. Более того, Гааз написал, издал на свои деньги и бесплатно раздавал осужденным книгу «Азбука христианского благонравия».

Книга Ф. Гааза «Азбука христианского
благонравия»

По долгу службы Гааз часто общался со святителем Филаретом (Дроздовым), который, будучи митрополитом Московским, входил в состав Комитета попечительства о тюрьмах. По свидетельству очевидцев, на одном из заседаний Комитета произошла необычная история. Митрополит Филарет обратился к Гаазу: «Вы все говорите о невинно осужденных, Федор Петрович, но таких нет, не бывает. Если уж суд подвергает каре, значит, была на подсудимом вина». Гааз в сердцах ответил: «Владыко, что вы говорите?! Вы о Христе забыли!». Воцарилось тяжелое молчание, Гааз осекся, сел и опустил голову на руки — ведь немыслимо сказать такое митрополиту! Однако, митрополит Филарет ответил: «Нет, Федор Петрович, не так. Я не забыл Христа. Но когда я сейчас произнес поспешные слова, то Христос обо мне забыл».

Когда Гааз тяжело заболел и арестанты стали просить тюремного священника Алексия Орлова отслужить молебен о его здравии, тот поспешил к митрополиту, поскольку молебен о здравии иноверца служить нельзя. И митрополит Филарет, автор православного катехизиса и бескомпромиссный ревнитель канонов Православной Церкви сказал: «Бог благословил нас молиться за всех живых, и я тебя благословляю!». Затем владыка лично поехал к умирающему и сказал ему: «В тебе исполняется реченное Спасителем: “Блаженны кроткие. Блаженны алчущие и жаждущие правды. Блаженны милостивые. Блаженны чистые сердцем. Блаженны миротворцы”. Укрепись духом, брат мой, Федор Петрович, ты войдешь в Царствие Небесное!»

14 августа 1854 г. доктор Гааз скончался. Более 20 тысяч человек (из примерно 370 тысяч москвичей) пришли проводить доктора в последний путь. В православных храмах, наверное впервые, служились панихиды по католику.

Конец земной жизни Ф. П. Гааз встретил в бедности. Все свое богатство (дом, поместье, фабрику) продал и потратил средства на помощь осужденным и бедным. Помогал доктор не только тем, кто обращался за помощью. Рассказывают, что он, как Николай Чудотворец, мог тайно подкинуть нуждающемуся кошелек с деньгами. Высокая сутулая фигура доктора была слишком заметна, поэтому о таких благодеяниях становилось известно.

После смерти Гааза в его скромной квартире при больнице нашли старую мебель, поношенную одежду, несколько рублей денег, книги. И астрономические инструменты — они были единственной слабостью покойного. После тяжелого трудового дня он отдыхал, глядя в телескоп на звезды. А еще нашли последнюю его рукопись о нравственных и религиозных началах его жизни.

Похоронили Ф. П. Гааза на Введенском (немецком) кладбище в Москве. На постаменте памятника, представляющего собой камень с крестом, высечена самая известная цитата доктора — всего три слова на русском языке, которые отражают весь смысл его жизни: «Спешите делать добро!». Ограда могилы многократно обвита знменитыми «гаазовскими» кандалами. В 1909 г. во дворе здания, где жил Гааз и где размещалась открытая им больница, был установлен памятник доктору работы знаменитого московского скульптора Н. А. Андреева. Из большого уважения к доктору скульптор за свою работу не взял денег.

             

Памятник доктору Гаазу в Москве Могила Гааза на Введенском кладбище

В 1994 г. группа российских католиков обратилась с предложением поднять вопрос о канонизации Гааза.  В 1998 г. от Конгрегации канонизации святых Римской курии было получено разрешение начать процесс беатификации Гааза (причисление к лику блаженных), предваряющий канонизацию (причисление к лику святых) в Католической Церкви. В 1998–2011 гг. процесс начался в Кельнской архиепархии, где родился Гааз, затем продолжился в архиепархии Божией Матери в Москве. В 2007 г. папа Бенедикт XVI назвал Гааза святым, человеком, излучающим свет, что, безусловно, является признанием его достойным католической канонизации. Однако еще при жизни Гааза в православной России называли «святым доктором»…

Литература

1. Кони А. Ф. Федор Петрович Гааз. Биографический очерк. СПб., 1904.
2. Копелев Л. З. Святой доктор Федор Петрович. London, 1985.
3. Православная энциклопедия. URL: http://www.pravenc.ru/text/161191.html (дата обращения: 02.12.2019).
4. Протоиерей Александр Борисов. Доктор Гааз глазами православных. URL: https://www.miloserdie.ru/article/doktor-gaaz-glazami-pravoslavnyh (дата обращения: 02.12.2019).
5. Свешникова М. Доктор Гааз официально объявлен святым. URL: https://www.vesti.ru/doc.html?id=3014788 (дата обращения: 02.12.2019).
6. 10 фактов о докторе Гаазе: спорил с митрополитом, отменил пытки и смотрел на звезды. URL: https://www.pravmir.ru/10-faktov-o-blazhennom-doktore (дата обращения: 02.12.2019).
7. Олтаржевский Г. К. Две жизни доктора Гааза. URL: https://moslenta.ru/istoriya/gaaz.htm (дата обращения: 02.12.2019)
8. Величко С. Г. Христианин в волчьей шубе. URL: http://www.nsad.ru/articles/hristianin-v-volchej-shube (дата обращения: 02.12.2019).
9. 10 интересных фактов о Докторе Гаазе. URL: http://рускатолик.рф/doktor-gaaz/ (дата обращения: 02.12.2019).
10. Лебедева В. Спешите делать добро! URL: http://www.foru.ru/article.159.html (дата обращения: 02.12.2019).
11. Завершилась епархиальная стадия беатификации «святого доктора Москвы» Федора Гааза. URL: https://www.mos.ru/news/item/39983073/ (дата обращения: 02.12.2019).

Важным событием ушедшего 2019 г. для журнала «Церковь и медицина» стало его вхождение в РИНЦ (российский индекс научного цитирования). В связи с этим в оформление статей введены элементы классификации, способствующие точному и быстрому нахождению текстов поисковыми системами. В новом, девятнадцатом, выпуске журнала опубликованы материалы XXVII Международных образовательных Рождественских чтений. В разделе, посвященном работе секции ОПВР «Роль наследия святых целителей и докторов в формировании личности современного врача», представлены тексты прозвучавших докладов. Сквозная тема номера — наследие святителя Луки (Войно-Ясенецкого) — затрагивается как в статьях по докладам Рождественских чтений, так и в исторических материалах, в рубрике «События, факты, комментарии». Одна из ведущих тем выпуска — отношения врача и пациента. Этим вопросам посвящен ряд публикаций в разделах журнала: в первую очередь материалы работы секции ОПВР в рамках Рождественских чтений, в также в разделе «Милосердное служение». Рубрика «Практические вопросы современной медицины» представляет статьи, в которых рассматриваются вопросы, актуальные для врачей разных специальностей. Они подготовлены авторами на основе своих докладов на заседаниях Общества православных врачей Санкт-Петербурга. С православными медицинскими конференциями и чтениями, прошедшими в разных городах России: Смоленске, Северодвинске, Санкт-Петербурге, Курске, знакомят материалы рубрики «События, факты, комментарии».

Читать анонс полностью