Церковно-медицинский журнал

Христианские основания принятия жизненно важных решений в медицине

Автор:И. В. Силуянова
23 Июля 2022

 


Ирина Васильевна СИЛУЯНОВА, 
доктор философских наук,
почетный профессор Российского национального
исследовательского медицинского университета
им. Н. И. Пирогова , член исполкома
Общества православных врачей России

им. свт. Луки (Войно-Ясенецкого)


«Этический крест» врачевания

«Этический крест» современной медицины —
символ смерти и жизни, символ трудностей

и мудрости их преодоления

Особенность медицинской деятельности заключается в том, что от действий врача непосредственно зависит жизнь, здоровье и благополучие человека. Каждый пациент — это каждый раз необходимость для врача принятия решения, каждый раз взятие на себя ответственности за действие и бездействие, совет и рекомендацию, операцию и манипуляцию, назначение и диагноз. Принятые врачом решения жизненно значимы не только для пациента, но и для самого врача. От них зависит не только благополучие пациента, но и духовно-нравственное состояние самого врача. Важно признать, что действие врача включает в себя не только правильное решение медицинской задачи, но и соответствие морально-ценностным «недрам» культуры. В этих «недрах» заключены аксиомы и правильные суждения, многообразие заблуждений и ложных путей. Эти «недра» и порождают этические проблемы, т. е. вопросы, которые требуют решения, но не имеют однозначного ответа среди противоположных точек зрения и позиций. Христианство безусловно относится к важнейшей реальности культуры. В целом христианские основания выбора действия для человека — это способность и готовность осуществлять свою деятельность с учетом этой реальности, существующей и на уровне моральных принципов, и на уровне человеческой совести.

Христианские основания выбора профессионального решения в медицине — это способность и готовность врача осуществлять свою деятельность с учетом принятых в обществе моральных принципов христианского вероучения. Этот выбор не прост особенно в современной медицине, где идет непрестанная борьба ценностей и выгод, пользы и вреда, целей и средств, надежд и поражений. В основании этой борьбы — глубинное фундаментальное противостояние идеализма и натурализма, приверженности к высоким идеалам и ситуационному прагматизму. Это противостояние можно назвать «этически крестом» современной медицины — символом смерти и жизни, символом трудностей и мудрости их преодоления.

В настоящее время обращают на себя внимание две области медицинской практики, в которых выбор решений особенно жизненно значим. Первая область традиционна: это принятие жизненно важных решений, связанных с личной безопасностью пациента и врача. Вторая область связана с социальной безопасностью не только человека, но и страны и даже цивилизации.

Область социальной безопасности

Какие направления в медицине относятся к этой области? Это новые биомедицинские технологии: вспомогательные репродуктивные технологии, медицинская генетика, генная инженерия, редактирование генома человека, трансплантация органов и тканей, медицинская эвтаназия, роботизация и искусственный интеллект в медицине, телемедицина.
В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» [1] даны четкие моральные ориентиры отношения к этим технологиям, которые помогают определить границы их применения для пациентов и меру допустимости участия в них православных врачей и исследователей.

Определяющими ориентирами для репродуктивных технологий являются такие положения «Основ», как утверждения, что «...с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно...», что применение контрацепции «обесценивает брак и является несомненным грехом...», что «нравственно недопустимыми... являются все разновидности ЭКО...».

Для трансплантолога принципиальным должно быть то, что «...добровольное прижизненное согласие донора является условием правомерности и нравственной приемлемости посмертного забора органов и тканей...», а «...органы человека не могут рассматриваться как объект купли-продажи».

«...Целью генетического вмешательства не должно быть искусственное «усовершенствование» человека...». В связи с этим «... генная терапия и тестирование могут осуществляться лишь на основе уважения свободы личности...». «...Клонирование человека извращает естественные основы деторождения...» и «...употребление методов фетальной терапии Церковь считает недопустимым...».

Попытки оправдания медицинской эвтаназии несостоятельны, так как «эвтаназия является формой убийства и самоубийства одновременно и нравственно неприемлема».
В связи с распространением идеологии ЛГБТ (ЛГБТ (англ. LGBT) — термин, возникший в английском языке для обозначения лесбиянок (Lesbian), геев (Gay), бисексуалов (Bisexual) и трансгендерных людей (Transgender)) психиатры и хирурги не должны проходить мимо того, что «...Церковь решительно противостоит представить греховные гомосексуальные наклонности как „норму“»... и «не признает действительной искусственно измененную половую принадлежность...».

В Заявлении от 29.05.2019 «О редактировании генома человека» «Церковно-общественный совет по биомедицинской этике обращает внимание на необходимость тщательной всесторонней экспертной оценки и общественной дискуссии о возможных последствиях вмешательства в геном человека, о моральной стороне генетической модификации человека, о статусе эмбриона человека в целом» [2].

Роботизация и искусственный интеллект, феномен «телемедицины» еще ждут своего осмысления нравственным богословием.

Область субъект-субъектных отношений «врач-пациент»

В традиционной области субъект-субъектных отношений «врач-пациент» постановка диагноза, назначение лечения, переработка информации и использование накопленных знаний врачом тесно связаны с его нравственным самосознанием, сопереживанием, со способностью врача управлять стрессом и эмоциями, с навыками межличностных отношений и умением общаться.

Православный врач вряд ли не задумывался над евангельскими словами Господа: «Врачу, исцелися сам...» (Лк. 4:23). Это латинское крылатое выражение — Medice, cura te ipsum! — в христианском контексте означает призыв обратить внимание врача на самого себя и собственные недостатки, призыв проверить на себе самом верность не только лечения, но и правильность отношения к своему делу и страдающим людям.

Вопрос о правильности отношения к своему делу и страдающим людям В. В. Вересаев относил к трудным («проклятым») вопросам медицинской этики. Одним из этих «проклятых» вопросов для него был вопрос о равнодушии и профессиональном цинизме. В. В.  Вересаев был убежден: «Этим вопросом мучится каждый врач...» [3]. Его работа «Записки врача» до сих пор является настольной книгой для многих врачей. Ее популярность не снижается вот уже на протяжении 120 лет. Не теряет своей актуальности и вопрос о профессиональном цинизме. Это связано с существованием объективных причин возможности «срыва» с высот высокоморальных мотивов выбора профессии в повседневные низины равнодушия и цинизма. К объективным причинам профессионального цинизма относятся такие факторы, как:

1) ежедневная атмосфера страданий и привыкание к ним;

2) ограниченность знаний и умений врача;

3) вынужденное попрание гуманности (участие в экспериментах, вскрытиях, преодоление стыдливости, насилие в психиатрии, трансплантации);

4) неблагодарность больных, их несправедливость, и даже ненависть.

Первое издание «Записок врача» В. В. Вересаева — биографической художественно-документальной повести, описывающей «изнутри» проблематику взаимоотношений врача, пациента и общества, философию и этику врачебной профессии — состоялось в 1901 г. в журнале «Мир Божий».

Под воздействием этих объективных причин «срыв» может происходить не только бессознательно, но и осознанно, особенно в условиях растущего влияния обезбоженной и богоборческой культуры. Многие врачи оценивают профессиональный цинизм как форму своей нравственной защиты от неблагоприятных воздействий медицинской практики. Целесообразно ли согласиться с этим решением, которое безусловно является жизненно важным для врача? Об ошибочности подобного решения свидетельствует факт зеркальной связи умножения этих решений с появлением такого нового патологического состояния (в стадии предболезни) различной степени выраженности, как профессиональное выгорание врача, которое определяется как фаза истощения с психосоматическими и психовегетативными нарушениями. Понятие «синдром профессионального выгорания» (СПВ) вводит в оборот в 1974 г. американский психиатр H. Frendenberger. В 1999 г. новое патологическое состояние фиксирует и 10-й пересмотр Международной классификации болезней (МКБ).  (Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) рассматривает СПВ как «фактор, влияющий на состояние здоровья и обращения в учреждения здравоохранения», классифицируя его под Кодом Z73 «Проблемы, связанные с трудностями поддержания нормального образа жизни» и Z73.0 — «Переутомление» [4].)

Любовь к пациенту

Существование угроз духовно-нравственному состоянию врача делает значимым для него вопрос: как избежать возможных срывов, переоценок, нарушений? Ответ был дан давно:

«Если... знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто...» (1 Кор. 13:2). В любви к пациенту как нравственной воле к помощи и служению кроются христианские смыслы врачевания.

Основанием того, что врачи призваны к такой любви и могут избежать равнодушия и отсутствия любви к пациентам, что они могут принять в свое сердце страдающего человека, является человеколюбие Христа. Богочеловеческая природа Христа — основание возможности и реальности человеческого человеколюбия. Его жертвенная любовь к человеку и человеческая любовь к Богу — путь к возможности не только любви врача к пациенту, но и целительной веры и доверия пациента ко врачу, ключ к гармонии и согласию их отношений.

Для идеалистически-религиозной этической традиции очевидно, что человек не запрограммирован на цинизм, он нравственно свободен для добра и для «умного» страдания. Деятельность врача, несмотря на то что она заполнена трудными моментами, как ни парадоксально, дарит удовлетворение и радость. Перед врачом встает задача понимания и принятия всех трудностей, при сохранении сочувствия, сопереживания милосердия через постижение «противоположности и единства скорбей и радости».

«Противоположность и единство скорбей и радости»

Созидательная диалектика «противоположности и единства скорбей и радости» как христианский способ жизненно важной защиты личности врача коренится в Нагорной проповеди Христа (Мф. 5:3–12).

Нагорная проповедь. Художник Г. Доре, 1864–1866 гг.
«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас» (Мф. 5:3–11).

 

Под углом зрения обсуждаемой проблемы врачей вполне можно отнести к «нищим духом», «плачущим и скорбящим», кротким, алчущим и жаждущим правды, милостивым, миротворцам, поносимым и гонимым. Врачи — это люди, осознающие неполноту («нищету») своих знаний и умений, жаждущие знания и «правды», скорбящие в ежедневной атмосфере страданий, милостивые, нередко «поносимые» неблагодарностью, «алчущие» справедливости. Главное здесь заключается в том, что перечисленные и переживаемые состояния в христианстве непосредственно связаны не со злом, а с благом. Они «благостны» (от греч. μακαριος — «блаженны», «счастливы»), так как именно перечисленные состояния земной жизни максимально приближают к жизни вечной. И понимание этого должно быть основанием душевного мира, а не депрессии, радости, а не уныния. Такие состояния врача, как осознание ограниченности знаний и умений, сопереживание страданиям и привыкание к ним, пребывание в непрекращающейся тревоге за состояние больного, боль за неблагодарность и несправедливость больных, есть факторы, которые не должны с механической необходимостью приводить к равнодушию и цинизму, а явления, которые ведут к осознанию неизбежности милосердия, умного страдания, сочувствия, сопереживания, как форм связи со Христом, которая должна быть постоянной, творческой, осознанной. Достичь этого, безусловно, непросто и требует определенной и постоянной работы по совершенствованию себя. Неслучайно Н. И. Пирогов советует коллегам: «Пусть же каждый из нас решит с убеждением этот столбовой вопрос жизни — жить совершенствуясь» [5]. С этим советом согласуются и принципы «Кодекса профессиональной этики православного врача», принятого Обществом православных врачей России им. святителя Луки (Войно-Ясенецкого), в 2012 г.:

«1.1. Православный врач — это врач-профессионал православного вероисповедания, который осознает христианский смысл болезней и здоровья человека, важность своего призвания, направленного на сохранение жизни.

1.3. Православный врач посвящает свою жизнь воплощению Евангельских идеалов любви, милосердия, сострадания, и служению страждущему человеку.

1.4. Профессиональная работа православного врача требует постоянного самосовершенствования, повышения уровня своих медицинских знаний, умений и врачебного мастерства ради спасения и самоотверженного служения на благо человека» [6].

В фокусе внимания современной профессиональной этики врача сегодня находятся многие вопросы: это соотношение христианской морали и новых законов, регулирующих медицинскую деятельность, это этические вопросы применения новых биомедицинских технологий, допустимость эвтаназии, объем новых прав пациентов и т. п. Свое место должен занять и вопрос о роли и качестве психо-эмоционального и нравственного состояния врача. Христианская вера открывает, что профессиональная биомедицинская этика должна и может быть уникальной формой защиты личности врача, в том числе и от неблагоприятных воздействий медицинской практики.

Литература

1. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М.: Отдел внешних церковных связей Московского патриархата, 2001. 127 c.
2. Православие и проблемы биоэтики / Сборник работ под ред. И. В. Силуяновой. М. 2011. С. 123.
3. Вересаев В. В. Записки врача / Собр. соч. Т. 1. М.: Правда, 1985. С. 212.
4. Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) [Электронный ресурс]. URL: https://mkb-10.com/ (дата обращения: 18.10.2021).
5. Пирогов Н. И. Вопросы жизни. М.: Русский хронограф, 2005. С. 224.
6. Силуянова И. В. Биомедицинская этика. Учебник и практикум для вузов. М.: Юрайт, 2018. C. 309–312.

 

Двадцать первый выпуск журнала «Церковь и медицина» посвящен важному событию для православной медицинской общественности, состоявшемуся в 2021 г. — VI Всероссийскому съезду православных врачей в рамках XXI Международных образовательных чтений. Актуальной темой, нашедшей отражение в журнале, стали вопросы эпидемиологии, диагностики, лечения и профилактики новой коронавирусной инфекции. Второй ведущей темой медицинского форума стали проблемы биомедицинской этики в современном мире, уходящие своими корнями в различные пласты Российской и общемировой истории. О наиболее значимых православных медицинских конференциях и других событиях, состоявшихся в нашей стране с мая по декабрь 2021 г., сообщается в публикациях рубрики «События, факты, комментарии»

Читать анонс полностью