Церковно-медицинский журнал

COVID-19: проблемы и решения

Автор:А. В. Горелов
24 Июля 2022

 


Александр Васильевич ГОРЕЛОВ,
доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН,
заместитель директора по научной работе Центрального
научно-исследовательского института эпидемиологии;
профессор кафедры детских болезней Первого Московского государственного
медицинского университета им. И. М. Сеченова


Перефразируя известную поговорку, можно сказать, что как нет дна у знаний, так, к сожалению, нет дна у сведений о ковиде. По мере знакомства с этой инфекцией открываются все новые и новые проблемы, которые требуют решения. Первый случай коронавирусной инфекции в России был зарегистрирован 2 марта 2020 г. В настоящее время мы знаем, что это β-coronavirus.
Коронавирус известен человечеству с незапамятных времен. Так, α-коронавирус вызывает в основном диареи и респираторные заболевания у 10–20% детей ежегодно, является достаточно частым агентом.

Эпидемические коронавирусы

Семейство Coronaviridae

Род Alphacoronavirus

Вид Human Coronavirus E229 (hCov E229)

Вид Human Coronavirus NL63 (hCov NL63)

Род Betacoronavirus

Вид Betacoronavirus 1 (ранее Human Coronavirus OC43 (hCov OC43))

Вид Human Coronavirus HKUI (hCov HKUI)

 

Рис. 1. Филогенетическое дерево и взаимосвязь коронавирусов
животных и человека [1]

В XXI в. мы столкнулись с тремя пришествиями нового β-коронавируса:

  • SARS-Cov-1, охвативший тридцать стран, летальность составила 9%;
  • MERS — ближневосточный коронавирус, летальность 30%;
  • SARS-Cov-2.

В настоящий момент известен полный геном вируса SARS-Cov-2, и от первого β-коронавируса SARS-Cov-1 он отличается на 15%.

Известным фактом является то обстоятельство, что это преимущественно воздушно-капельная инфекция (табл. 1). Однако в период репликации вируса он находится во всех биологических средах, поэтому могут реализоваться иные пути передачи.

Единственным неподтвержденным до настоящего времени механизмом передачи вируса является трансплацентарный. Хотя, как будет показано далее, размножение коронавируса в плаценте возможно.

Описано заболевание COVID-19 детей, начиная с 36-часового возраста, что объясняется преимущественно воздушно-капельным путем передачи инфекции.

Средствами массовой информации нередко распространяются утверждения о том, что домашние животные якобы могут являться источником инфекции для детей. В настоящий момент достоверно известно, что преодолеть SARS-CoV-2 межвидовой барьер в семье не представляется возможным. Имеются данные о заболевании двух кошек в Российской Федерации, однако в этом случае заболевшие животные могут представлять опасность для других кошек, которые живут по соседству или в этой семье, для человека они безопасны. Поэтому если в семье живет несколько собак, заботясь о них, можно вводить им вакцину, предназначенную для животных.

Жизнеспособность вируса SARS-CoV-2:

  • в аэрозоле до 3 часов;
  • на пластике и нержавеющей стали до 72 часов;
  • на меди до 4 часов;
  • на картоне до 8 часов

Вирус SARS-CoV-2 не стоек, живет в воздухе не более 3 часов. Исследования показали, что на поверхностях в лабораторных условиях вирус может сохраняться более длительное время.

Важное эпидемиологическое значение имеют два ключевых показателя, характеризующих заразность инфекционного заболевания: репродуктивное число и индекс распространения. Репродуктивное число (базовый репродуктивный показатель, Basic reproduction number, RO) — это количество лиц, зараженных одним инфицированным лицом на протяжении всего заразного периода при условии контакта с полностью восприимчивой популяцией.

Рис. 2. Базовый репродуктивный показатель для различных
вирусных заболеваний

Репродуктивное число COVID-19 в зависимости от штаммов варьирует от двух до пяти. Таким образом в отношении этого показателя новый коронавирус менее заразен, чем корь или ветряная оспа.

В настоящий момент инфекция, к сожалению, победно шествует по планете. Летальность COVID-19 составляет около 2%. Наибольшее число случаев заболевания, а также летальных исходов зарегистрировано в странах Американского региона (США, Бразилия). Максимальный прирост новых случаев COVID-19 зарегистрирован в Швеции, Бразилии, Индии, Франции, Италии, Чехии, США, России, Японии, Великобритании, Израиле.
Второй базовый показатель заболевания — индекс распространения, это количество заболевших за последнюю неделю, разделенное на аналогичный показатель за предыдущую неделю. Ежедневно ресурс Стопкороновирус публикует информацию об индексе распространения. В зависимости от того, больше или меньше единицы этот показатель, можно говорить об обострении или стихании эпидемического процесса.
Цифры по заболеваемости новой коронавирусной инфекцией в Российской Федерации всем хорошо известны, к сожалению, мы приближаемся к 5 млн заболевших, около 115 000 ушли в мир иной.

В статистических показателях, связанных с COVID-19, Российская Федерация занимает в мире:

  • по общему числу зарегистрированных случаев — 6-е место;
  • по общему уровню заболеваемости на 100 тыс. населения — 71-е место;
  • по абсолютному числу летальных исходов — 7-е место;
  • по уровню летальности — 56-е место;
  • по уровню смертности на 100 тыс. населения — 60-е место.

К настоящему моменту установлен факт, что заболеванию COVID-19 подвержены все возрастные категории. Наибольшее число больных приходится на возрастные группы от 20 до 65 лет, при этом в группе от 20 до 40 лет отмечается увеличение доли мужчин, а среди пациентов старше 45 лет больше доля женщин. В целом тенденции отражают популяционный состав населения.

Есть объяснение тому обстоятельству, что экспрессия рецепторов, на которые садится коронавирус, напрямую зависит от уровня эстрогенов. Наибольший процент больных тяжелыми формами болезни приходится на возрастную группу старше 55 лет (77,6%). Самые неблагоприятные исходы в отделениях реанимации возникают в ситуации, когда требуется интенсивная терапия (летальный исход 80%), несмотря на применение современных методов диагностики и лечения.

Однако также известно, что у 50% пациентов заболевание протекает в легких и бессимптомных формах, в основном это лица молодого возраста и дети. У детей летальные исходы отмечаются всего в 0,2%.

Лабораторная диагностика новой коронавирусной инфекции

  • Организация лабораторной диагностики новой коронавирусной инфекции до особого распоряжения осуществляется в соответствии с требованиями СП 1.3.3118-13 «Безопасность работы с микроорганизмами I–II групп патогенности (опасности)».
  • Для диагностики новой коронавирусной инфекции используют метод ПЦР-диагностики.
  • Биологическим материалом для исследования является: материал, полученный при взятии мазка из носа, носоглотки и/или горла, промывные воды бронхов, полученные при фибробронхоскопии (бронхоальвеолярный лаваж), (эндо)трахеальный, назофарингеальный аспират, мокрота, биопсийный или аутопсийный материал дыхательных путей.
  • Образцы для транспортировки должны быть транспортированы с соблюдением требований СП 1.2.036-95 «Порядок учета, хранения, передачи и транспортирования микроорганизмов I–IV групп патогенности».
  • На сопровождающем формуляре необходимо указать наименование подозреваемой инфекции, предварительно уведомив лабораторию о том, какой образец транспортируется.

Применительно к коронавирусной инфекции мы с уверенностью можем говорить об инфекции, когда установлен диагноз. Частота распространения инфекции коррелирует с числом анализов.

Россия обеспечена тест-системами, и их существует огромное количество.

На 11.05.2021 г. в нашей стране разработано 334 диагностические тест-системы для выявления SARS-CoV-2 и оценки иммунитета. Из них:

  • ПЦР-диагностика — 47;
  • иммуноферментный анализ (ИФА) — 78;
  • иммунохроматографический анализ (ИХА) — 151;
  • иммунохемилюминесцентный анализ (ИХЛА) — 50;
  • проточно-инжекционный анализ (ПИА) — 8.

Использование различных диагностических тестов зачастую приводит к противоречивым ситуациям, когда результат анализа посредством одной тест-системы положительный, другой — отрицательный. Поэтому постоянно идут разработки и новых тест-систем для диагностики COVID-19, основная цель которых — сократить время анализа, необходимое при массовом скрининге населения во время пандемии, сохранив чувствительность и специфичность анализа на уровне ПЦР-исследования.

Одним из наиболее перспективных методов диагностики является изотермическая петлевая амплификация (LAMP — loop-mediated isothermal amplification), она широко применяется в качестве быстрого и чувствительного метода диагностики и наиболее перспективна для проведения анализа в условиях ограниченных времени и ресурсов,

  • например в местах оказания медицинской помощи. Достоинства метода:
  • позволяет сократить время исследования в 3–4 раза, не уступая по чувствительности и специфичности классической ОТ–ПЦР (100%);
  • получение результатов в течение 60–90 минут;
  • возможность использования простого оборудования (термостат).

Над важной задачей разработки для такого метода на основе собственной ферментной базы в настоящий момент ведутся работы в ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора.

Бессимптомная передача является ахиллесовой пятой борьбы с пандемией COVID-19 с помощью современных стратегий общественного здравоохранения. Бессимптомные формы заболевания являются источником инфекции в 40% случаев, это установленный факт. Скрининг на основе симптомов полезен, но эпидемиологическая оценка вспышек COVID-19 в медицинских учреждениях, таких как описанная Arons et al. [2] убедительно продемонстрировала, что нынешние подходы неадекватны.

Эпидемиологическое значение скрининга населения на SARS-Cov-2

  • выявление бессимптомных форм течения инфекции и носительства;
  • ранняя изоляция источников инфекции;
  • снижение интенсивности циркуляции возбудителя среди населения;
  • уменьшение эпидемиологического риска инфицирования среди отдельных категорий населения;
  • мониторинг изменчивости и эволюции возбудителя;
  • мониторинг распространенности эпидемиологически значимых мутаций.

Тестирование бессимптомных лиц должно проводится в приоритетных условиях. Эта беспрецедентная пандемия требует беспрецедентных мер для достижения окончательного завершения. Эти факторы также подтверждают необходимость использования масок в местах скопления людей на улице или в помещениях.

Важным моментом эпидемиологического надзора является слежение за мутациями. Мутация N501Y содержится в ряде значимых штаммов, обладающих повышенной контагиозностью: британский (B.1.1.7), южноафриканский (B.1.351), бразильский (P.1) и другие эпидемиологически значимые штаммы вируса N501Y.

Геном вируса SARS-Cov-2 представлен одноцепочечной РНК положительной полярности длиной почти 30 тыс. нуклеотидных пар. Мутация N501Y — это 20–30 измененных последовательностей.

В настоящий момент британская мутация является доминирующей, уже в 101 стране отмечается его распространение, которое увеличилось на 50% и, к сожалению, летальность заболевания увеличилась на 64%.

В России британский штамм также выходит на первые позиции, пояс его распространение показан на рис. 3.

Рис. 3. Мутации SARS-CoV-2 на территории Российской Федерации (на 06.05.2021 г.)

Вирусы постоянно изменяются в результате мутаций, поэтому ожидается появление новых геновариантов. Чем может быть обусловлен эволюционный отбор:

  • хронической инфекцией (например, у пациентов с ослабленным иммунитетом);
  • межвидовой передачей (например, норкам);
  • терапевтическим лечением (моноклональными антителами, плазмой выздоравливающих);
  • приоритетным иммунитетом к штаммам с ограниченной перекрестной реактивностью;
  • повышенной проницаемостью в клетку хозяина;
  • эффектом основателя — небольшое количество генотипов создает новую популяцию [6, 7].

Патогенез COVID-19

Рис. 4. Основные мишени SARS-CoV-2

Патогенез SARS-CoV-2 важен для понимания инфекционного процесса, его фазы в настоящее время известны.

Размножение вируса происходит в эпителии верхних и нижних дыхательных путей (преимущественно альвеолярных клеток типа II, имеющих мембранный ангиотензин-превращающий фермент 2 типа ACE2 (АПФ2) — рецептор для проникновения COVID-19).

Происходит диффузное повреждение альвеоцитов, имеющих рецепторы к SARS-CoV-2, что ведет к развитию вирусной пневмонии, при этом вирус вызывает повышение проницаемости клеточных мембран и усиленный транспорт жидкости, богатой альбумином, в интерстициальную ткань легкого и просвет альвеол — развивается интерстициальный и альвеолярный отек. При этом разрушается сурфактант, что ведет к коллапсу альвеол, в результате резкого нарушения газообмена развивается острый респираторный дисстресс-синдром (ОРДС) (40% летальность).

Вирус способен размножаться в энтероцитах кишечника, в эпителии мочевыводящих путей, в эпителии слюнных желез.

SARS-CoV-2 также заражает клетки крови человека и органоиды клеток сердца и почек, новые вирионы являются активными в отношении продолжения инфекционного процесса [8, 9, 10, 11].

У беременных пациенток с COVID-19 наблюдаются клинические признаки коронавирусной инфекции в виде усиления токсикоза. Имеются микро- и макроскопические изменения плаценты, однако она выполняет роль барьера, который не пускает вирус дальше, в настоящий момент окончательно это не доказано. Есть данные о том, что может происходить инфицирование плаценты [12, 13].

Самая большая драма происходит в легких и желудочно-кишечном тракте, здесь отмечаются наиболее выраженные патологические изменения. АСЕ2-рецепторы располагаются во всех органах и тканях, поэтому, к сожалению, страдают в зависимости от индивидуальных особенностей не только упомянутые органы, но и многие другие. Очень многое зависит на начальных этапах от местного иммунитета, мукозального иммунитета, это доказанный факт.

COVID-19: клиника и диагностика

К тяжелому течению COVID-19 предрасполагает ряд факторов. 94% пациентов, у которых заболевание закончилось летально, имели как минимум одну сопутствующую патологию или особенность:

  • злокачественное новообразование;
  • патологическое ожирение;
  • сахарный диабет;
  • заболевания сердца и сосудов, почек, легких;
  • гипоальбуминемия;
  • возраст старше 60 лет.

Летальность заболевания у мужчин составляет 2,8%, у женщин — 1,7%. Однако известно, что беременные переносят COVID-19 легче, чем грипп.

Для COVID-19 характерно наличие клинических симптомов острой респираторной вирусной инфекции, таких как повышение температуры тела (> 90%), кашель (сухой или с небольшим количеством мокроты) в 80% случаев, одышка (55%), утомляемость (44%), ощущение заложенности в грудной клетке (> 20%).

Также могут отмечаться боль в горле, насморк, снижение обоняния и вкуса, признаки конъюнктивита.

Наиболее тяжелая одышка развивается к 6–8-му дню от момента инфицирования. Также установлено, что среди первых симптомов могут быть миалгия (11%), спутанность сознания (9%), головные боли (8%), кровохарканье (5%), диарея (3%), тошнота, рвота, сердцебиение. Данные симптомы в дебюте инфекции могут наблюдаться и при отсутствии повышения температуры тела.

Наблюдаются следующие клинические варианты и проявления COVID-19:

  • бессимптомная форма;
  • острая респираторная вирусная инфекция (поражение только верхних отделов дыхательных путей);
  • пневмония без дыхательной недостаточности;
  • пневмония с острой дыхательной недостаточностью (ОДН);
  • ОРДС;
  • сепсис;
  • септический (инфекционно-токсический) шок.

Инфекция, вызванная коронавирусом SARS-CoV-2, является системным заболеванием с преимущественным поражением легких, сердца, почек, нервной системы (рис. 4). Поражение почек является второй по частоте причиной смертности пациентов с SARS-CoV-2 после ОРДС.

Рядом авторов были обнаружены клинические данные, которые свидетельствуют о возможности развития у пациентов нефрита ассоциированного с COVID-19. Возможными предикторами развития COVID-19-ассоциированного нефрита могут являться как минимум два из трех критериев, наблюдаемых при поступлении пациента: альбуминурия, лейкоцитурия, гемоглобинурия. Необходим мониторинг этих показателей каждые 3 дня. При выявлении двух из трех указанных критериев следует проводить углубленное обследование:

  • концентрация альбумина (не больше 2,0 мг/дл);
  • концентрация антитромбина III (не больше 70%).

Если один из этих критериев присутствует, пациент находится в группе риска по декомпенсации функции почек, что грозит плохим ответом на терапию, риском развития сепсиса, тромбозами [14].

У больных COVID-19 могут наблюдаться неврологические осложнения. Использование современных методов обследования, включая биопсию мозга, компьютерную томографию, а также углубленные лабораторные исследования позволили изучить возникавшую на фоне подтвержденного диагноза коронавирусной инфекции неврологическую патологию и прийти к выводу, что выявленный энцефалит, сопровождаемый психическими нарушениями в виде делирия и других расстройств сознания, является в этих случаях одним из первых симптомов этого грозного заболевания.

Неврологическая патология у перенесших заболевание сопровождается букетом психических нарушений: делирием, помрачением сознания, когнитивными нарушениями.
Исследования подтверждают увеличение числа инсультов после выздоровления от COVID-19. У 153 пациентов, перенесших заболевание, вызванное SARS-CoV-2, наблюдались неврологические осложнения, в том числе инсульты. Не последнюю роль при инсультах играла повышенная свертываемость крови [15].

COVID-19 оказывает влияние на сердечно-сосудистую систему. На раннем этапе пандемии имелись доказательства того, что новый коронавирус может вызывать сердечную недостаточность или повреждение сердца. Исследование ученых из Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе свидетельствует о том, что повреждение сердца у пациентов с COVID-19 вызвано проникновением и репликацией вируса внутри клеток сердечной мышцы, что приводит к их гибели и нарушает ритм сокращений [16].

Иммунное «воспаление» может быть вторым ударом по сравнению с повреждением, вызванным вирусом, но само воспаление не является исходной причиной повреждения сердца.

Поражение печени вирусом SARS-CoV-2 было исследовано китайскими учеными [17]. 5 336 белков были изменены в образцах тканей пациентов, умерших от COVID-19, по сравнению с теми, кто не был заражен коронавирусной инфекцией. Согласно данным исследования, печень является одним из органов, наиболее поврежденных вирусом.

Случаи тяжелого мультисистемного воспалительного синдрома у детей, связанного с COVID-19, описаны в ряде работ [18, 19, 20]. Наблюдалась стойкая (более 5 дней) лихорадка, гипотензия, полиорганное поражение (сердечная, желудочно-кишечная, почечная, гематологическая, дерматологическая, неврологическая недостаточность) и повышенные маркеры воспаления (повышенный уровень СРБ, скорости оседания эритроцитов, фибриногена, прокальцитонина, d-димера, ферритина, ЛДГ или интерлейкина 6, повышенный уровень нейтрофилов, низкий уровень альбумина).

COVID-19, вызванный SARS-CoV-2, может иметь также долгосрочные последствия, длительность которых составляет от нескольких недель до нескольких месяцев после первоначального выздоровления. Они были обобщены в систематическом обзоре, включавшем более 50 долгосрочных эффектов COVID-19 [21]. Всего была выявлена 18 251 публикация, из которых 15 соответствовали критериям включения. Была оценена распространенность 55 отдаленных эффектов, был проведен 21 метаанализ, в который были включены 47 910 пациентов. Срок наблюдения составил от 15 до 110 дней после заражения вирусом. Возраст участников исследования составлял от 17 до 87 лет. Было подсчитано, что у 80% (95% ДИ 65–92) пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, развился один или несколько долгосрочных симптомов. Пятью наиболее частыми симптомами были усталость (58%), головная боль (44%), нарушение внимания (27%), выпадение волос (25%) и одышка (24%).

Журнал «Ланцет» опубликовал исследование, проводившееся учеными на 236 тысячах пациентов. Проверялось наличие у переболевших COVID-19 последствий в виде 14 различных нервных или психических расстройств спустя шесть месяцев после того, как пациенту был поставлен соответствующий диагноз [22].

Как сообщает публикация, среди 236 379 пациентов, у которых был диагностирован COVID-19, высчитанная распространенность диагнозов неврологических или психиатрических заболеваний в последующие шесть месяцев составила
33,62%.

Наиболее распространенными были тревожное расстройство (у 17% переболевших) и аффективное расстройство (14%). Другие диагнозы фиксировались реже: ишемический инсульт — у 2%, расстройство, вызванное употреблением психоактивных веществ, — у 6,5%, бессонница — у 5%, деменция — у 0,7%. Однако эти показатели были выше у тех, кто сложнее перенес COVID и проходил лечение в реанимации. В целом для 13% исследованных диагнозы, связанные с психическими или нервными расстройствами, ставились впервые.

Полученные данные также подчеркивают необходимость усиленного неврологического наблюдения за пациентами, которые были госпитализированы в отделения реанимации или имели энцефалопатию (невоспалительное заболевание головного мозга) во время заболевания COVID-19.

Лечение и профилактика COVID-19

В одиннадцатой версии утвержденных Министерством здравоохранения Временных методических рекомендаций «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» из списка возможных к назначению препаратов для лечения COVID-19 был исключен противомалярийный препарат — гидрокси-
хлорохин.

При этом Минздрав рекомендовал использовать иммуноглобулин человека для пациентов на стационарном лечении в качестве компонента любой из схем противовирусной терапии. В списке возможных лекарств от COVID-19 помимо иммуноглобулина:

  • фавипиравир;
  • ремдесивир;
  • умифеновир;
  • интерферон альфа.

Умифеновир и интерферон альфа включены в схемы лечения легкой и среднетяжелой форм COVID-19 детей.

Большое значение имеет дальнейшая разработка противовирусных препаратов.

Говоря о профилактике новой коронавирусной инфекции, различают неспецифические и специфические профилактические меры. Неспецифическая профилактика оказала свое положительное действие еще весной 2020 г., данные достаточно убедительно показывают, что маски, гигиена рук, социальная дистанция очень значимы и важны. Исследование Vanderbilt University в штате Теннеси показало, что в округах, где масочный режим соблюдался неудовлетворительно (меньше 25% носили маски), рост госпитализаций с острой респираторной инфекцией (ОРИ) к середине октября 2020 г. превысил 200%. В округах с высоким процентом жителей, соблюдающих масочный режим, к середине октября 2020 г. не отмечено роста госпитализаций с ОРИ по сравнению с июнем 2020 [23].

Ношение масок может помочь снизить тяжесть заболевания и гарантировать протекание большей части случаев в бессимптомной форме, так как даже если полностью не гарантирует защиту от COVID-19, то снизит дозу вируса, которая может попасть в дыхательные пути. Существует теория о том, что тяжесть острой вирусной инфекции зависит от дозы вируса. Таким образом, ношение масок в случае попадания вируса приведет либо к эффекту «вакцинации», либо к протеканию болезни в бессимптомной форме [24].

В раздел специализированной профилактики коронавируса у взрослых Временные методические рекомендации «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» включили российские вакцины от COVID-19 Спутник V и Спутник V Лайт. Последняя вакцина однокомпонентная, зарегистрирована 6 мая 2021 г.

В настоящее время в нашей стране зарегистрированы и выведены в гражданский оборот четыре вакцины (табл. 3), две из них инновационные: одна векторная, вторая синтетическая полипептидная (вирус отсутствует), третья классическая — Спутник V. История производства собственных вакцин в России насчитывает более 70 лет, по классической технологии выпускались такие препараты, как вакцины от полиомиелита, желтой лихорадки, клещевого энцефалита. Четвертая вакцина — Спутник V Лайт предложена для переболевших или для первичной вакцинации. К сожалению, антипрививочное лобби приводит к тому, что масштаб охвата вакцинацией оставляет желать лучшего.

Перед иммунологами стоит важный вопрос: необходимо выяснить, как долго сохраняется иммунитет после заболевания. Тест на Т-клеточную память — малодоступный анализ, разработанные тест-системы «Тигра» и «Игра», к сожалению, пока дороги, поэтому в настоящее время активно суммируются данные, ведутся наблюдения за переболевшими.

В перспективе перед учеными стоят задачи разработки двойной вакцины от гриппа и ковида, синтетической вакцины от гриппа и синтетической вакцины от коронавирусной инфекции. В идеале создаваемые вакцины должны быть не моноклональными, действующими на одном направлении, а поликлональными. Тогда и новые вирусы будут не страшны.

Литература

1. Forni D., Cagliani R., Clerici M., Sironi M. Molecular Evolution of Human Coronavirus Genomes // Trends Microbiol. 2017. V. 25 (1). P. 35–48. doi: 10.1016/j.tim.2016.09.001.

2. Arons M. M. et al. Presymptomatic SARS-CoV-2 infections and transmission in a skilled nursing facility // N. Engl. J. Med. 2020. V. 382 (22). P. 2081–2090.

3. Kidd M., Richter A., Best A. et al. S-variant SARS-CoV-2 is associated with significantly higher viral loads in samples tested by ThermoFisher TaqPath RT-QPCR // The Journal of Infectious Diseases. 2020. doi: https://doi.org/10.1101/2020.12.24.20248834

4. Risk related to spread of new SARS-CoV-2 variants of concern in the EU/EEA [Electronic resource] // European Centre for Disease Prevention and Control. URL: https://www.ecdc.europa.eu/sites/default/files/documents/COVID-19-risk-related-to-spread-of-new-SARS-CoV-2-variants-EU-EEA.pdf (accessed: 23.01.2022).

5. Naveca F., Nascimento V., Souza V., Corado A., Nascimento F., Silva G. et al. COVID-19 epidemic in the Brazilian state of Amazonas was driven by long-term persistence of endemic SARS-CoV-2 lineages and the recent emergence of the new Variant of Concern P.1 [Electronic resource] // Research Square. 2021. Feb. [cited 2021 Mar 9]. URL: https://www.researchsquare.com/article/rs-275494/v1 (accessed: 23.01.2022).

6. COVID-19. Transmission [Electronic resource] // Centres for Disease Control and Prevention. 2021. URL: https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/transmission/variant.html (accessed: 23.01.2022).

7. Weekly epidemiological update — 25 February 2021 [Electronic resource] // World Health Organization. URL: https://www.who.int/publications/m/item/covid-19-weekly-epidemiological-update (accessed: 23.01.2022).

8. Tavazzi G., Pellegrini C., Maurelli M., Belliato M., Sciutti F., Bottazzi A. et al. Myocardial localization of coronavirus in COVID-19 cardiogenic shock // Eur J Heart Fail. 2020. V. 22 (5). P. 911–915. doi: 10.1002/ejhf.1828.

9. Su H., Yang M., Wan Ch., Yi L-X., Tang F., Zhu H-Y. et al. Renal histopathological analysis of 26 postmortem findings of patients with COVID-19 in China // Kidney Int. 2020. V. 98 (1). P. 219–227. doi: 10.1016/ j.kint.2020.04.003.

10. Varga Z., Flammer A. J., Steiger P., Haberecker M., Andermatt R., Zinkernagel A. S. et al. Endothelial cell infection and endotheliitis in COVID-19 // The Lancet. 2020. V. 395 (10234). P. 1417–1418. doi: https://doi.org/10.1016/ S0140-6736(20)30937-5.

11. Monteil V., Kwon Hy., Prado P., Hagelkrüys A., Wimmer R. A., Stahl M. et al. Inhibition of SARS-CoV-2 infections in engineered human tissues using clinical-grade soluble human ACE2 // Cell. 2020. V. 181 (4). P. 905–913. doi: 10.1016/j.cell.2020.04.004.

12. Hosier H., Farhadian Sh., Morotti R. A., Deshmukh U. et al. SARS-CoV-2 Infection of the Placenta // Journal of Clinical Investigation. 2020. V. 130 (9). P. 4947–4953. doi: 10.1172/JCI139569.

13. Виванти А. Ж., Вайлуп-Феллус К., Прево С., Зюпан В. и др. Трансплацентарная передача SARS-CoV-2-инфекции // Неонатология: новости, мнения, обучение. 2020. № 4 (30). С. 8593. doi: 10.1038/s41467-020-17436-6.

14. Gross O., Moerer O., Weber M., Huber T. B., Scheithauer S. COVID-19-associated nephritis: early warning for disease severity and complications? // The Lancet. 2020. V. 395 (10236). P. e87–e88. doi: 10.1016/S0140-6736(20)31041-2.

15. Неврологические осложнения у больных COVID-19 [Электронный ресурс] // Российский медицинский журнал [портал]. 2020. 12 июля. URL: www.rmj.ru/news/nevrologicheskie-oslozhneniya-u-bolnykh-covid-19/#ixzz6SAgZudjM (дата обращения: 23.01.2022).

16. Bailey A. L., Dmytrenko O., Greenberg L., Bredemeyer A. L. et al. Tissues and Models COVID-19 Myocarditis // JACC: Basic to Translational Science. 2021. V. 6 (4). P. 346–349. doi: https://doi.org/10.1016/j.jacbts.2021.01.002.

17. Xiu Nie, Liujia Qian, Rui Sun, Bo Huang et al. Multi-organ proteomic landscape of COVID-19 autopsies // Cell. 2021. V. 184. P. 775–791. URL: www.cell.com/cell/pdf/S0092-8674(21)00004-0.pdf (accessed: 23.01.2022).

18. Guidance: Paediatric multisystem inflammatory syndrome temporally associated with COVID-1 [Electronic resource] // Royal College of Paediatrics and Child Health. URL: www.rcpch.ac.uk/sites/default/files/2020-05/COVID-19-Paediatric-multisystem-%20inflammatory%20syndrome-20200501.pdf (accessed: 24.01.2022).

19. Riphagen Sh., Gomez X., Gonzalez-Martinez C., Wilkinson N., Theocharis P. Hyperinflammatory shock in children during COVID-19 pandemic // The Lancet. 2020. V. 395 (10237). P. 1607–1608. URL: www.thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140-6736(20)31094-1/fulltext (accessed: 24.01.2022).

20. Verdoni L., Mazza A., Gervasoni A., Martelli L., Ruggeri M. An outbreak of severe Kawasaki-like disease at the Italian epicentre of the SARS-CoV-2 epidemic: an observational cohort study // The Lancet. 2020. V. 395 (10239). P. 1771–1778. URL: www.thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140-6736(20)31103-X/fulltext (accessed: 24.01.2022).

21. Lopez-Leon S., Wegman-Ostrosky T., Perelman C., Sepulveda R. et al. More than 50 Long-term effects of COVID-19: a systematic review and meta-analysis [Electronic resource] // medRxiv. 2021. Jan 30. doi: 10.1101/2021.01.27.21250617.

22. Taquet M., Geddes J. R., Husain M., Luciano S., Harrison P. J. 6-month neurological and psychiatric outcomes in 236 379 survivors of COVID-19: a retrospective cohort study using electronic health records // The Lancet. 2021. V. 8 (5). P. 416–427. doi: https://doi.org/10.1016/S2215-0366(21)00084-5.

23. Durkee A. Areas With Mask Mandates Have Lower Covid-19 Hospitalization Rate, Study Finds [Electronic resource] // Forbes. 2020. Okt 28. URL: www.forbes.com/sites/alisondurkee/2020/10/28/areas-with-mask-mandates-have-lower-covid-19-hospitalization-rate-study-finds-tennessee-vanderbilt/?sh=48338206623e (accessed: 24.01.2022).

24. Gandhi M., Rutherford G. W. Facial Ьasking for COVID-19 — Potential for «Variolation» as We Await a Vaccine // N Engl J Med. 2020. V. 38. P. e101. doi:10.1056/NEJMp2026913.

 

Двадцать первый выпуск журнала «Церковь и медицина» посвящен важному событию для православной медицинской общественности, состоявшемуся в 2021 г. — VI Всероссийскому съезду православных врачей в рамках XXI Международных образовательных чтений. Актуальной темой, нашедшей отражение в журнале, стали вопросы эпидемиологии, диагностики, лечения и профилактики новой коронавирусной инфекции. Второй ведущей темой медицинского форума стали проблемы биомедицинской этики в современном мире, уходящие своими корнями в различные пласты Российской и общемировой истории. О наиболее значимых православных медицинских конференциях и других событиях, состоявшихся в нашей стране с мая по декабрь 2021 г., сообщается в публикациях рубрики «События, факты, комментарии»

Читать анонс полностью