Церковно-медицинский журнал

Русская Православная Церковь в блокадном Ленинграде

Автор:Е. А. Козырев, Т. В. Иванова
10 Января 2016

22 июня 1941 г. нацистская Германия и ее союзники вероломно вторглись на территорию СССР. С первых дней войны Русская Православная Церковь полностью посвятила себя защите Родины. Уже 22 июня 1941 г. Патриарший местоблюститель митрополит Сергий обратился с посланием к верующим, в котором призвал русский народ на защиту Отечества. «Не первый раз, — говорил он, — приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью, и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти и по вере».

Одной из первых на призыв главы РПЦ откликнулась Ленинградская епархия, которую возглавлял известный церковный деятель митрополит Алексий (Симанский), впоследствии Патриарх Московский и всея Руси. Именно в Ленинграде Церкви предстояло особое служение, которое в тяжелейших условиях блокады позволило поддержать дух людей и отстоять родной город.

Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь.

Из послания Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского)


По предложению митрополита Алексия уже с 23 июня 1941 г. приходы Ленинграда начали сбор пожертвований на оборону города, которые поступали в Фонд обороны страны и советского Красного Креста.

8 августа 1941 г. приходской совет Князь-Владимирского собора передал 710 тысяч на лазарет для раненых воинов.

Митрополит Сергий (Страгородский). 1942 г.

Большой подъем среди горожан вызвал призыв митрополита Сергия 30 декабря 1942 г. начать сбор средств на танковую колонну имени Димитрия Донского: «Повторим от лица всей нашей Православной Церкви пример преподобного Сергия Радонежского и пошлем нашей армии вместе с нашими молитвами и благословением вещественное показание нашего участия в общем подвиге: соорудим на наши пожертвования колонну танков имени Дмитрия Донского».

Через четыре месяца была собрана необходимая сумма (более 8 миллионов рублей), из которых три миллиона рублей перечислили верующие Ленинграда. Также вносились пожертвования на авиационную эскадрилью имени Александра Невского. Храмы отказывались от всех расходов, кроме самых необходимых. Повсеместно солдатам собирали теплую одежду, перевязочный материал и другие нужные вещи.

О значении средств, собранных на борьбу с фашизмом, свидетельствует телеграмма Верховного Главнокомандующего Сталина, опубликованная 17 мая 1943 г. в газете «Правда», в которой он благодарит православное духовенство и верующих Ленинградской епархии: «Прошу передать православному духовенству и верующим Ленинградской епархии, собравшим кроме внесенных ранее 3 миллионов 682 тысяч 143 рублей дополнительно 1 миллион 769 тысяч 200 рублей на строительство танковой колонны им. Димитрия Донского, мой искренний привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин».

В дни блокады в ряде храмов были устроены бомбоубежища и госпитали. Например, бомбоубежище в подвале Спасо-Преображенского собора вмещало 500 человек, там постоянно имелся кипяток и запас медикаментов. При этом нуждающимся помогали деньгами, дровами, свечами, маслом для освещения и другими жизненно необходимыми вещами. В Александро-Невской Лавре разместился приемно-распределительный госпиталь, где врачи оказывали первую медицинскую помощь, осуществляли диагностику и сортировку раненых. В Казанском соборе был устроен детский сад.

Передача колонны им. Димитрия Донского воинам
1 танковой армии

Многие молодые священнослужители ушли в армию, народное ополчение и на оборонное строительство. Оставшиеся наравне со всеми жителями спешно изучали средства противопожарной и противовоздушной обороны. Так, например, в справке, выданной архимандриту Владимиру (Кобецу) Василеостровским райжилуправлением 17.10.1943, говорилось, что он «состоит бойцом группы МПВО дома, активно участвует во всех мероприятиях обороны Ленинграда, несет дежурства, участвует в тушении зажигательных бомб».

В годы войны изменилось отношение Советской власти к Православной Церкви: с первых дней войны прекратились гонения на верующих — люди снова могли свободно посещать церковь, возвращались из ссылок и лагерей выжившие священники, открывались уцелевшие храмы. Чтобы не прекращались богослужения, городское руководство в первую и самую суровую зиму блокады (29 декабря 1941 г.) выделило храмам 85 кг муки и 75 литров вина. А в первую военную Пасху 5 апреля 1942 г. был снят запрет на ночной крестный ход вне храмов.

Самолет эскадрильи им. Александра Невского

Блокадный Ленинград сражался не только силой оружия, но и молитвой Церкви, силой общего воодушевления. Действовали Александро-Невская лавра, Князь-Владимирский, Спасо-Преображенский, кафедральный Николо-Богоявленский соборы, кладбищенские храмы. Всего в городе служило 55 священников, из которых позднее каждый третий умер от голода. Можно привести много примеров подвижнического служения ленинградского духовенства. Поразителен тот факт, что Ленинградский митрополит Алексий все 900 дней блокады находился со своей паствой, один служил Литургию, сам читал помянники. Каждый вечер владыка совершал крестные ходы вокруг Николо-Богоявленского собора, где и жил в то время, с чтимыми иконами Божией Матери «Знамение» и свт. Николая Чудотворца, моля их о сохранении храма и города от разрушения. Очень многим владыка оказал материальную помощь из личных средств, по-христиански делился пищей, лишая себя порой всего пайка.

Через весь город — пешком, по неубранным сугробам, в темноте, — несмотря на голод, суровые зимние морозы и бомбежки священнослужители шли на утреннюю службу. Идти порой приходилось за многие километры. Например, настоятель Спасо-Преображенского собора протоиерей Павел Фруктовский, живя в 15 км от собора, опухший от недоедания, в возрасте 65 лет ежедневно посещал собор, а архимандрит Владимир (Кобец) писал, что его часто привозили в храм на саночках, потому что он не мог сам идти. М. В. Дубровицкая писала о своем отце, клирике Никольского собора протоиерее Владимире: «Всю войну не было дня, чтобы отец не пошел в храм. Бывало, качается от голода, я плачу, умоляю его остаться дома, боюсь, упадет, замерзнет где-нибудь в сугробе, а он в ответ: „Не имею я права слабеть, доченька. Надо идти, дух в людях поднимать, утешать в горе, укрепить, ободрить“. И шел в свой собор. За всю блокаду, обстрел ли, бомбежка ли, ни одной службы не пропустил».

«Победа достигается силой не одного оружия, а силой всеобщего подъема и могучей веры в победу, упованием на Бога, венчающего торжеством оружие правды, «спасающего» нас «от малодушия и от бури» (Пс. 54, 8). И само воинство наше сильно не одною численностью и мощью оружия, в него переливается и зажигает сердца воинов тот дух единения и воодушевления, которым живет теперь весь русский народ».

 

Из проповеди митрополита Ленинградского Алексия (Симанского)
в Вербное воскресенье 29 марта 1942 г.

 

Богослужение в Николо-Богоявленском кафедральном соборе
в дни блокады совершает митрополит Ленинградский
и Новгородский Алексий (Симанский)

Весь период блокады богослужения проходили при переполненных храмах, тысячи людей принимали крещение. Даже командование Ленинградского фронта во главе с маршалом Леонидом Говоровым в 1943 г. присутствовало на некоторых богослужениях в Никольском кафедральном соборе.

Невероятным было количество отпеваний усопших — согласно свидетельству на Нюрнбергском процессе протоиерея Николая Ломакина, в его кладбищенской церкви отпевали «до нескольких тысяч в день»: «Вследствие невероятных условий блокады ...количество отпеваний усопших дошло до невероятной цифры — до нескольких тысяч в день... Храм был окружен грудами тел, частично даже заслонившими вход в храм. Эти груды достигали от 30 до 100 человек ...Я был свидетелем, как люди, обессиленные голодом, желая доставить умерших к кладбищу для погребения, не могли этого сделать и сами обессиленные падали у праха почивших и тут же умирали».
Итогом колоссального труда и самопожертвования православных священников стало то, что 11 октября 1943 г. впервые за все годы советской власти двенадцати ленинградским священнослужителям была вручена правительственная награда — медаль «За оборону Ленинграда».

Священники блокадного города, награжденные медалью «За оборону Ленинграда»

Таким образом, Русская Православная Церковь сыграла особую роль в обороне Ленинграда, помогая жителям выжить, выстоять в нечеловеческих условиях блокады. Поэтому в день полного освобождения города от блокады 27 января 1944 г. вместе с грохотом салютующих орудий над северной столицей разнесся звон колоколов ее соборов и церквей. Ленинградские священники, исполняя свое христианское и патриотическое служение, вместе со всеми блокадниками до конца испили чашу горя и слез. И память об этом навсегда останется в истории России.

Важным событием ушедшего 2019 г. для журнала «Церковь и медицина» стало его вхождение в РИНЦ (российский индекс научного цитирования). В связи с этим в оформление статей введены элементы классификации, способствующие точному и быстрому нахождению текстов поисковыми системами. В новом, девятнадцатом, выпуске журнала опубликованы материалы XXVII Международных образовательных Рождественских чтений. В разделе, посвященном работе секции ОПВР «Роль наследия святых целителей и докторов в формировании личности современного врача», представлены тексты прозвучавших докладов. Сквозная тема номера — наследие святителя Луки (Войно-Ясенецкого) — затрагивается как в статьях по докладам Рождественских чтений, так и в исторических материалах, в рубрике «События, факты, комментарии». Одна из ведущих тем выпуска — отношения врача и пациента. Этим вопросам посвящен ряд публикаций в разделах журнала: в первую очередь материалы работы секции ОПВР в рамках Рождественских чтений, в также в разделе «Милосердное служение». Рубрика «Практические вопросы современной медицины» представляет статьи, в которых рассматриваются вопросы, актуальные для врачей разных специальностей. Они подготовлены авторами на основе своих докладов на заседаниях Общества православных врачей Санкт-Петербурга. С православными медицинскими конференциями и чтениями, прошедшими в разных городах России: Смоленске, Северодвинске, Санкт-Петербурге, Курске, знакомят материалы рубрики «События, факты, комментарии».

Читать анонс полностью